Мысли по поводу перенесение мощей свт. Николая в Бари

Почему Русская православная Церковь празднует это событие?

«Приспе день светлаго торжества,/ град Барский радуется,/ и с ним вселенная вся ликовствует». Церковь, которая, по Апостолу Павлу, есть столп и утверждение истины (1 Тим 3:15), утверждает, что вся вселенная радовалась этому событию, и до сих пор радуется, хотя мы знаем из описания этого события, что уж жители-то города Миры Ликийские точно плакали, когда барийцы насилием и обманом увозили мощи св. Николая.
(прим. редактора — Мир Ликийских — город в Византии — православной империи до 15 века(современная территория Турции), Бари — город в Италии)

Этот вопрос следует разделить на два. И первый момент, почему именно Русская Церковь захотела сделать это событие праздником, в отличие от византийской. Служба святителю, совершаемая в день перенесения его мощей из Мир Ликийских в Барград — 9/22 мая — была составлена в 1097 году русским православным иноком Печерской обители Григорием и русским митрополитом Ефремом. Русские, с одной стороны, тяготились духовной зависимостью от византийцев (вспомним избрание по воле св. Ярослава Мудрого на Киевскую кафедру русского митрополита Иллариона в 1051 г. без согласования с Константинополем), а с другой, видимо, хотели таким образом попытаться залечить раскол 1054 года, сделав «жест доброй воли» по отношению к италийским христианам. В Южной Италии в тот момент жило много греков. Многие из них были православными. Вспомним, что преподобный Антоний Римлянин, покинувший Италию в начале XII века, был воспитан в православной семье и пострижен в православном монастыре в Италии. К концу XI века многие еще не заметили разделения Церквей в 1054 году, считая его за один из ставших уже обычными временных конфликтов между Римской и Константинопольской кафедрами.

Второй момент. Почему-то Церковь не называет грабеж православных святынь крестоносцами в 1204 году в захваченном ими Константинополе «перенесением святынь». Она прямо называет это грабежом. Однако насильственное перемещение мощей святителя Николая Церковь назвала «перенесением» и празднует.

Дело в том, что в 1087 году барийцы исполняли волю святителя Николая, явленную во сне священнику города Бари. Однако сном можно оправдать любое преступление. Значит, дело даже не в явлении святителя Николая одному священнику. Воля Божия была явлена всеми обстоятельствами жизни. В 1071 году византийская армия императора Романа IV Диогена была разгромлена под Манцикертом турками. Дело ухудшилось очередной гражданской войной внутри православной империи. С этого момента византийская армия не могла уже остановить завоевательных и грабительских набегов турок в Малую Азию, на территории которой находились и Миры Ликийские. Убийства, насилие, угон в плен турки-мусульмане сопровождали и осквернением христианских святынь.

Мы знаем, что в последние века своего существования Византия через своих императоров и первосвященников активно дарила святыни русским князьям. Так, Владимирская икона Божией Матери была подарена князю Юрию Долгорукому в начале XII века. Взамен византийцы просили денег, необходимых для военных операций против турок-мусульман. Но, к сожалению, эти же деньги тратились и для поддержания привычного уровня роскоши византийской столицы. А святыни из Византии продолжали уходить.

Поэтому вопрос не в том, почему святитель Николай пожелал переместиться своими мощами в Бари, не отступая духом от Мир, как поется в кондаке праздника.

Главный вопрос в том, как византийцы дошли до такого состояния. Ведь мы помним из Ветхого Завета, что Сам Бог воздвигал захватчиков – то филистимлян, то ассирийцев, то вавилонян – в качестве бича Божия для наказания отступившего богоизбранного народа. Без воли Божией не оказались бы турки столь сильны. А еще мы помним эпизод уже из русской духовной истории, связанный с заступничеством Богородицы через Владимирскую икону. В 1521 году Крымские, Ногайские и Казанские татары, победив воевод русских, двинулись к Москве, истребляя все селения на пути своем от Нижнего до Москвы. Жители окрестностей Москвы бежали в Москву. Митрополит Варлаам и все жители усердно молились Господу о спасении. Жившая в Вознесенском монастыре престарелая и слепая монахиня, вместе с другими усердно молившаяся Господу об избавлении города, удостоилась чудного видения. Она вдруг услышала как бы большой шум, вихрь и звон и увидела, что из Кремля в Спасские ворота идут святители и другие лица в священных одеждах, которые несли Владимирскую икону Богоматери. В числе святителей шли Свв. Петр, Алексий и Иона, Митрополиты Московские и другие. Когда этот собор святителей выходил из кремлевских ворот, на встречу им, с одной стороны, вышел преподобный Сергий, а с другой — преподобный Варлаам Хутынский. Оба они, встретив собор святителей, припали к ногам их и спрашивали: «Зачем они идут вон из города и на кого оставляют его при нашествии врагов?» Святители со слезами отвечали: «Много молили мы Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении от надлежащей скорби, Бог же повелел нам не только выйти из сего града, но и вынести с собою чудотворный образ Пречистой Его Матери; ибо люди сии презрели страх Божий и о заповедях Его не радели; посему попустил Бог придти сему варварскому народу, да накажутся ныне и через покаяние возвратятся к Богу». Предстательством святых Сергия и Варлаама грозившая Москве опасность миновала. Но факт в том, что святые и святыня все-таки уходили из Москвы, и факт в том, что они это делали по воле Божией из-за грехов русских.

Ответ в состоянии народа империи, называвшей себя православной. И состояние Византийской империи в 1087 г. было плачевным. И вот это уже важно для нас, для бывшей Российской православной империи. Мы явно слабы тоже. Среди 47 барян, взявших мощи, по имени называется юноша Матфей, выделяемый своей инициативой. А что у нас сейчас? Почти полное отсутствие инициативы: «Кто-то другой пусть делает, стыдно, лень, почему я за них должен отдуваться?» «Такие власти, такая страна» и т.п. В городе Бари через два года после прибытия мощей удалось собрать народные деньги и построить для них отдельный храм. У нас без помощи властей сейчас храм не построишь. Фразы «построим всем миром» звучат смешно. Если раньше людей можно было собрать на субботники, то теперь мы тонем в мусоре. А как насчет исполнения заповедей? Так же, как в мусоре, народ потонул в грехе: блуд, прелюбодеяния, аборты, алкоголизм, другие страсти. Перед Пасхой возле моего дома были убраны бутылки. Через две недели на том же месте уже валялись десятки новых бутылок. Византийскую империю, как и Римскую, губили гражданские войны. У нас как будто до сих пор не закончилась гражданская война начала XX века. Две знакомые православные женщины умудрились разругаться накануне праздника Николая. Зайдем на любой сайт, даже православный. В комментариях под любой спорной статьей или фотографией полемика тут же превращается в базарную ругань.

Святая Церковь этим праздником не только еще раз подвигает нас обратить внимание на нескончаемую чудесную помощь, подаваемую верующим святителем Николаем. Не только напомнить о том, что «дивен Бог во святых Своих». Церковь показывает нам: вот так исчезают империи и богоизбранные народы. Наши святыни охраняют нас небезусловно. Если народ теряет образ Божий и человеческий, не ищет исполнения воли Божией, то святыни уходят и народ стирается с лица земли, так же, как избиты злые виноградари в притче Господней.

Мы не можем изменить поведения всего народа. Мы не можем спасти империю. Своими слабыми силами мы не можем переломить ход истории. В конце концов, Апокалипсиса никто не отменял. Но мы можем что-то изменить в себе, ведь для этого нам и подается благодать в Церковных Таинствах, службах, через святыни, по молитве. Мы можем преодолеть гордыню и не ругаться, а договориться и сделать что-то вместе. Мы можем преодолеть лень, мы можем не убивать время на бесконечные игры, мы можем воздержаться от греха. Нужно перестать жалеть себя, перестать сваливать вину за ситуацию на других. Поведению других можно отнести к разряду факторов неизменяемых, над которыми мы не имеем власти, таких же, как дождь и ветер. А вот в своем поведении в этот данный вечер или день мы действительно можем что-то изменить. И тогда благодать не уйдет от нас, но будет усиливаться в нас, насколько можем принять: «благодать на благодать» (Ин. 1:16).

Священник Виктор Заровняев

22 мая 2013 года


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *