Любовь в деле. От чего у казаков на глаза наворачиваются слёзы?

Флаг Богатырской Заставы.

Флаг Богатырской Заставы.

Бытует мнение, что казачество в наше время — сплошная показуха. Люди склонны судить по внешним признакам, не зная о том, что твориться внутри того или иного движения. О деятельности Богатырской Заставы в своём интервью расскажет Борис Мазаев, руководитель этого клуба.

Как ты понимаешь суть своего служения?

Все моё служение в первую очередь базируется на самом понимании христианства. Первое, что мы должны понимать – Господь нас создал, Он создал нас для любви. Поэтому для нас, как для православных христиан самое важное – это распространение вот этого Огня божественной Любви на всех. И каждый христианин ищет пути распространения, как отдать эту частичку огня. Поскольку Господь как-то меня так меня наградил педагогическим даром — воспитывать подростков, заниматься с молодежью, то я этим и пользуюсь.

Моя основная задача – нести вот этот Свет Христианства, Свет его слова к детям. Основываясь на этом, основываясь на самом понимании любви, мы должны понимать, что у детей любовь не такая как у нас. Она проявляется совсем по-другому. Самые яркие примеры – как мальчики к девочкам относятся в школе. — они их дергают за косички, так проявляют свою любовь. И вот это вот их понимание любви мы как раз и начинаем направлять в нужное русло.

Вы учите их выражать свои чувства?

Священство и Воинство. Два христианских служения.

Священство и Воинство. Два христианских служения.

Да, хотя мы их даже не специально учим. Мы сами проявляем к ним эти чувства. И они берут с нас пример того, как можно эту любовь проявлять к другим.

То есть важнейшая роль в педагогическом служении – проявление личного примера?

Одно из важнейших, да. конечно. Поэтому и себя контролируешь, иной раз. Я всегда знаю, что на меня смотрят дети, и они за мной повторяют. И это очень заметно.

Сейчас у нас в Богатырской Заставе сформировалось несколько направлений. Первое – это казачья полусотня. Почему именно казачья? Не просто военная подготовка, а именно казачья? Казачество всегда было служением вере православной, казачеству и Отечеству. Это три, на мой взгляд, основные составляющие.

Я сам по себе воин. Отец – священник. Он несёт свою службу, от одного до семи раз в день вознося анафору. А я воин. Защита Родины в физическом плане — одна из важных частей моего жизненного пути. Я этим занимаюсь, и ребятам это интересно. Они приходят ко мне, и я их воспитываю в стезе казачества — в служении Православию, в христианской любви, в теоцентрическом мироощущении. У них есть понимание, что во главе всего Христос, а мы уже вокруг крутимся.

Сколько ты занимаешься служением?

У меня так получилось, что я вырос в обществе, где с 6-7 лет у меня были ровесники с которыми мы вместе занимались в воскресной школе, Священное Писание изучали вместе. И уже тогда я как-то с ними работал. В частности, если взять мои воспоминания, в 10 лет, в деревне, где я жил — в Ладве, я собрал Ивенский казачий полк. Мои ребята, по 8-10 лет и я — мы были Ивенским казачьим полком. Я себя назначил атаманом этого полка. У меня форма была: рубашечка, сапожки. Мы знали, где скупают краденное со всей деревни. И мы ходили, следили за этим домом, чтобы там ничего не натворили. То есть уже тогда я занимался служением в Православии. И в 6 лет я начал служить в алтаре, для меня это тоже очень важная вещь. А непосредственно к работе с подростками я перешел очень плавно. Вокруг меня всегда были ребята, и я очень плавно перешел непосредственно к таким вот сообществам. Если говорить профессионально, то 7,5 лет назад я начал работать педагогом.

Раз мы коснулись темы детства, то какие люди вдохновили тебя на такое служение?

Мои родители. Наверно, они даже, единственные, кто действительно меня на это сподвигли. Мама у меня педагог, она и работала учителем, и всегда была в этаком «вожатском активе». Она занималось по хорошим педагогическим системам, и меня воспитывала в этих системах. Я всегда рос при том, что мои родители воспитывали детей. В деревне, в городе — они воспитывали детей. Собирали со всего Прионежского района детей в лагеря. И перенимая их опыт, я потихоньку стал на него опираться, копить педагогический багаж. Я ничего своего не выдумал, я продолжил дело родителей.

ап

«Мы живём в таком обществе, где не принято воспитывать детей»

Почему, на твой взгляд, это сейчас так важно?

Бесполезно перевоспитывать взрослых. Это бесполезно это и не нужно. Но сейчас мы живем в таком обществе, где не принято воспитывать детей. Принято сдать ребенка в школу и сказать – «Вот, воспитывайте». А в школе тоже не принято воспитывать. В школе принято посадить детей за парты, по 20 человек в класс, и заставить их хорошо учиться – а не заинтересовать в предмете. Очень мало таких педагогов которые могут заинтересовать ребенка в своем предмете, чтобы во время учения в глазах горел огонь. Очень мало учителей, которые занимаются этим.

То есть воспитывать детей, к сожалению, никто не хочет. Очень активно занимается воспитанием детей Церковь, но, тоже, в своем понимании воспитания. К сожалению, нет общего института о том, как воспитывать детей. Это вещь очень тонкая, еле уловимая, я тоже не могу сказать, что я до конца всё уловил, но у меня есть понимание того, как это нужно делать.

Отсутствие общего института воспитания детей – это обусловлено временем, постсоветским пространством или это постоянная проблема?

В частности, да, таков период нашего времени. Но я убежден, что это было всегда и всегда будет. Очень немного людей, способных быть педагогами. Не всем дан этот дар Духа– быть педагогом. И многие начинают выдумывать что-то свое, под какими-то разными углами смотреть, не интересуясь святыми отцами. Вот одно из заданий в Свято-Тихоновском Университете, помню прекрасно — «Что святые отцы говорят о воспитании подростков?» Есть очень интересный пласт, состоящий из того, что говорят святые отцы. Мы должны понимать, что нужно опираться на мнение психологов, причем разных. Есть кардинально разные точки зрения. Мы должны учитывать это мнение и где-то даже экспериментировать с этими мнениями. Я стараюсь всегда опираться на мнение авторитетных для меня людей, на мнение психологов, педагогов, у которых есть хорошие, правильные результаты.

В воспитании я опираюсь на основы христианства. Человек создан Богом совершенным. Человек изначально совершенен. Многие педагоги опираются на этот фактор? Нет. Даже православные педагоги почему то об этом забывают. А ведь это элементарно. Бог создал человека, человек был совершенен, затем было грехопадение, но ведь он всё равно призван быть совершенным! Наша задача — не пытаться научить чему-то ребенка, что-то в него заложить. Наша задача раскрыть то, что в нем заложено качественно. А раскрыть – вот это очень тонкая задача. Мы должны правильно поливать растение, правильно листики обрезать, свет под правильными углами направлять. И исходя из всего этого я строю разные педагогические модели. В первую очередь, мне важно, чтобы у детей развивалась любовь. Как у ребенка может развиваться любовь? Он должен делать то, что ему нравится. И вот на это я уже могу накладывать свое христианское мироощущение. Теоцентрическое. Чтобы они в деле, которое им нравится, увидели Христа. Чтобы у них вот прямо было это общение. И конечно мы делаем все это с молитвой, все это делаем с верой.

Какими основными навыками ложен обладать волонтер, чтобы педагогически служить детям и подросткам?

пп

«…чёткое понимание любви, когда у меня есть вот это еле уловимое, тонкое ощущение постоянного, непрерывного, непрекращающегося источника, исходящего от Господа к нам»

В любом деле, которым ты занимаешься важно овладеть любовью. Любовь только называется чувством. Но любовь — не чувство. Любовь — это состояние воли. Это когда я свою волю подчиняю своему пониманию любви. Вот как Христос понимал любовь? Он взял и пошел на Крест. Вот Он так понимал любовь. И я также должен понимать. Когда у меня есть четкое понимание любви, когда у меня есть вот это еле уловимое, тонкое ощущение постоянного, непрерывного, непрекращающегося источника, исходящего от Господа к нам. И если я пытаюсь передать детям вот этот источник любви — у меня все получится.

И постоянно – «Господи, если неправильно делаю – ударь меня по голове. Т.е. постоянно обращаться к Господу, чтобы меня вразумлял. И, естественно, в вечерних, утренних, правилах прошу, чтобы Он меня вразумлял.

Больше, наверно, ничего не надо. Но над любовью нужно всегда работать. Любовь любого уровня — любовь к Господу, любовь к жене, любовь к детям – её надо все время воспитывать, все время развивать. Потому что как в пословице – «Всё, что не развивается – деградирует». Я иногда грешным делом забываю о любви, о её развитии. И начинаются всякие шатания в голове.

Каков отклик детей на твое служение, на твои усилия? Что самое приятное в этом отклике для воспитателя?

Сами отклики от детей, отдача, она бывает абсолютно разная. Не всегда конечно, удается достигнуть тех результатов, которые мы положили, но для меня, как для христианина очень важный пример видеть, что дети которые казалось бы которые никакого отношения к Церкви не имеют и казалось бы – не хотят иметь…Например, у кого-то родители не заложили любовь, веру, у кого-то отбили желание ходить в храм. попытались конвоировать, ребенок начал сопротивляться и уже ребенка было не загнать в Церковью. Для меня это очень важно, когда все ребята, все 40 человек, приходят и все идут на исповедь и на Причастие. Слезы на глаза наворачиваются, когда я это вижу. И они подходят, спрашивают – «А обязательно причащаться?». «Нет, конечно, это обязательно быть не может, должно быть твое стремление, твоя жажда этого Причастия» .И смотришь – идет на исповедь, идет причащаться. Даже вот есть ребята, которые иных верований, говорят – «А обязательно идти на литургию?». «Нет не обязательно». Смотрю – приходят. Стоят, смотрят и радуются вместе с нами, хоть у них свое понимание этого всего. Но они все равно сорадуются с нами. Это очень важно для меня, когда мои ребята говорят – «А когда мы поедем в церковь? Отвези нас, пожалуйста, мы хотим сходить.» Для меня это одно из самых важных.

И потом есть ещё более такие вещи, вторичные. Мне очень важно, когда они заботятся друг о друге, когда они смотрят, чтобы друг другу было комфортно. Тоже не всегда это получается, но мы стараемся. Когда у них тоже не только забота друг о друге а ответственность за общее дело. В частности я сейчас принимаю такую практику, что я сам их не развлекаю. Хотите развлекаться –развлекайте себя сами, Я вам только помогаю. Я могу договориться, куда-нибудь вас отвезти, ещё что-то. Но вы развлекаете себя сами. Но вот себе какие-то мероприятие организуете вы сами

Богатырская Застава во время Богослужения.

Богатырская Застава во время Богослужения.

Т.е. ты пытаешься сделать так, чтобы ничего не навязывалось, чтобы инициатива поднималась снизу?

Да. Постоянная забота об общем деле, друг о друге и стремление идти в Церковь.

Как часто бывает такая практика, как совместное посещение храма?

У меня большинство людей – это дети не православных родителей. Поэтому конвоировать их в храм категорически нельзя. Потому, что у них отпадёт всякое желание посещения Церкви. Мне очень важно чтобы у них сейчас возникали самые положительные чувства, чтобы когда они вырастут, они вспоминали свое детство и понимали, что все что самое хорошее в моем детстве было было связано с Церковью. И тогда они уже будучи взрослыми самостоятельными людьми. Может будучи уже женатыми, замужними, имея собственных детей, у них будет желание привести своих детей в Церковь. Поэтому, по мере их желания, по мере их готовности мы ездим в разные храмы. По праздникам, на Рождество, на Пасху обязательно, по остальным праздникам, но опять же – по их желанию.

В православной среде довольно неоднозначное отношение к театру и к военной подготовке. Ведь если по заповедям, то мы должны идти на войну, а с другой стороны – не должны воспитывать агрессию. Понятно, что мы должны заниматься культурой, но к лицедейству люди церковные не всегда относятся положительно. Вот приходиться ли тебе с этим сталкиваться?

аа

«Детям мы преподаём воинское искусство только из понимания служения Вере Православной, служения Казачьему братств и всему Отечеству, всем людям.Поэтому развитие агрессии — не к нам»

Когда воинская подготовка идет с целью разить агрессию,  пытаться что-то завоевать — это явно не к нам. Это абсолютно нехристианское занятие. Мы, даже занимаясь военной подготовкой, идем с точки зрения нашего мировосприятия, наших догматов, в частности – для нас какой самый важный образец для подражания? Иисус Христос. Он в один период своей жизни взял верёвочки, сплел из них нагаечку и пошел и отхлестал тех кто торговал в храме. Тех, кто превратил Дом Его Отца в дом торговли. И это для нас образец для подражания. Тот кто хулит Церковь, тот, кто пытается уничтожить её и наших братьев путем войны, военных действий, захвата власти — «Кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет». Детям мы преподносим воинское искусство только из понимания служения вере православной, служение казачьему братству и всему Отечеству, всей России и всем людям. Поэтому развитие агрессии – оно не к нам.

У нас на тренировках агрессия не приветствуется. На рукопашном бое если у тебя появляется агрессия ,то тебя ставят в уголочек и ты стоишь и ждешь, пока она отойдёт. Если у тебя появилась агрессия, то желательно сразу к батюшке, на исповедь. Это значит, что что –то не так в человеке, раз у него есть эта агрессия. Агрессия – это признак некоего беснования. Всё-таки есть четко – Христос — это смирение, а агрессия – её отсутствие. Отсутствие смирения – отсутствие полноты Божественной любви. Агрессия – это греховная страсть, которая начинает тебя изнутри кушать.

По поводу лицедейства и театрального искусства почему у нас такое отношение – т.к. традиции православия во многом к нам пришли из Греции, где театр был языческим богослужением. Это было поклонение языческим богам в театрах. И поэтому в Греции такое отношение к театру, что театр – это языческое капище. И вот эти традиции перешли к нам таким незатейливом способом.

гг

«Очень много личных взаимоотношений мы поправляем с помощью театра»

Почему важно заниматься служением творческим, культурным при воспитании детей и какие плоды из этого можно подучить?

Мы всегда когда пытаемся заниматься с людьми, мы должны основываться на нашем понимании Бога. Бог  для нас в первую очередь — Творец. Он развил свою Мысль, Он своим Абсолютом сотворил нас всех. Посмотреть даже там – цветочки, пчелки, бабочки. Он создал вот эту всю красоту земную и не только земную. Он проявил вот это творчество. И дальше он вот эту вот способность творить о заложил в нас. И занимаясь с детьми, дабы развить то Божественное начало, которое в нас заложено, мы должны с ними заниматься творчеством. У нас вообще цель христианская – стать Богоподобным. Всё очень просто, да?:) Мы должны максимально стремиться быть, как Бог, «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Евангелие от Матфея 5:48). И мы пытаемся стать совершенными. Одно из свойств Бога – это творчество. Поэтому развитие творчества не только развивает мышление, но и формирует творческий подход ко всему.

Вы учите детей подходить с позиции делателя, с позиции творца?

Да, с позиции созидания. И театральная студия она решает очень много проблем. Не только важных с точки зрения христианства, но и педагогических.

Наверно, это такие проблемы, как застенчивость, комплексы, проблемы открытости?
Да, проблемы личных взаимоотношений. Все же воспитываются в разных семьях, у всех все по-разному. И очень много личных взаимоотношений мы поправляем с помощью театра И плюс к этому, детям очень важна игра. Они дети – и самый важный инструмент, который мы можем применить к детям – это игра. Когда мы играем в театр с детьми, они начинают чувствовать себя совсем по-другому, и мы можем уже закидывать какие-то удочки. Когда они понимают, что, вот, мы сейчас помолились – а вот сейчас переходим на свою территорию. Они находятся в театральной студии, в своей среде, в каком-то своем ином миропонимании, нежели на улице — и опять молимся. И эти вещи связываются.
_________________________________________________________________________________________
http://vk.com/bogatyrskaya_zastava — группа Богатырской Заставы ВКонтакте.


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *