В центре вашего внимания

Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители,
ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры,
ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые,
ни хищники — Царства Божия не наследуют. (1Кор.6:9-10)

«Я больше не хожу с бабушкой в Церковь»
Из диалога в фильме «В центре внимания»

 

При широком освещении в мировых СМИ на днях отгремела ежегодная церемония вручения Оскара. Среди хороших, отличных и лучших выбирались те, чьи фильмы приковали к себе внимание, чья работа запомнилась, чья игра вдохновила и поразила. Голливуд кует новые кадры и увенчивает славой тех, кто этого по мнению киноакадемиков заслужил. Наверное, главное событие этой церемонии – награждение долгожданной золотой статуэткой Леонардо Ди Каприо. С шестой попытки он взял главную вершину на кинематографическом Олимпе. Хочу отдать ему должное! Лео отвлек нас от другого события 88-й церемонии вручения Оскара — победы в номинации «Лучший фильм» картины Тома МакКарти «В центре внимания». Это была политическая, а не кинематографическая победа.

vlcsnap-2016-03-02-00h45m28s745

Надпись на записке: «Дети! Держитесь подальше от этого дома №276 по Пельтон стрит. И держитесь подальше от людей, которые в нем живут». По сюжету в этом доме находился реабилитационный центр Католической Церкви. Кадр из фильма «В центре внимания»

Как подытоживает один из зрителей на популярном сайте «мы имеем очень неспешный, монотонный и камерный фильм о группе честных и совестливых журналистов, которые пошли против католической церкви, ради того, чтобы как можно больше людей узнали правду, горькую, но правду. Актуальный на данный момент фильм, приковывающий взгляд зрителя к проблематике церковных беспределов по всему миру»[1]. Собственно в этом весь фильм. Монотонная трансляция с репризами одной мысли: противоестественная любовь католических священников к детям является не чем-то из ряда вон выходящим, а «распространенным психологическим эффектом». А значит, Церковь становится источником зла, в борьбе с которым все средства хороши. Надо не просто сфокусироваться на громком объявлении отдельных случаев, надо изобличить всю Церковь, всю иерархию, всю ее суть. Ведь, как считают главные герои, и без Нее можно обойтись. «Церковь всего лишь организация людей, — говорит один из персонажей фильма. – Церковь не вечна, а я верю в бессмертную душу».

«Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы» (1Кор.15:33), — говорит апостол Павел. Церковь становится средой для исправления человека. Но если член Церкви заболевает страшным грехом, Она никак не может сделать его автоматически святым. Такой человек не зависимо от положения или сана сам себя исторгает из Церкви, губя для вечности свою душу. Не зря апостол увещевает не обманываться, то есть не находиться в заблуждении того, что возможен некий компромисс с грехом. С грехом компромисса не возможно никогда и никакого. «И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор.6:11). Церковь дает возможность, силы, средства и цель исправиться. Но этот процесс происходит при непосредственном и живом участии самого человека. Человеческие силы в таком случае направляются на борьбу с грехом, а не на какое-либо оправдание зла. Церковь освящает нас не без нашего участия.

Другой вопрос состоит в том, с какой вообще стати так громко поднят вопрос педофилии? Дело не только в том, что уронившие достоинство сана священники католической церкви дали повод к появлению такого фильма. Мне кажется, проблема глубже. Сама мысль об этом страшном зле вносится в головы людей для того, чтобы над ней начали размышлять. Слово входит в употребление и начинает свою жизнь в языке. Так же как «борьба с наркотиками» в школе через проведение лекций и размещение разного рода агитации становится для ребят источником знаний об этом страшном зле. А если подростку сказать «нельзя», то он может услышать «надо попробовать», ведь не зря запрещают! Это вызов, это прикольно, это становится желанным. Слово «наркотики» становится ему знакомым, а негативная окраска может отскочить от этого понятия, как некачественно нанесенная штукатурка от стены. Легализация однополых «браков», начиналась с широких разговоров о том, что бывает такое явление, — осуждающих, гневных разговоров. Затем речь об этом грехе стала нейтральной, и вот сегодня мы видим победное шествие и признание таких «союзов» по всему западному миру. Прежде чем легализировать зло, будь то наркотики, эвтаназия, изменение человека на генном уровне или педофилия, об этом надо начать говорить. Надо вводить эти понятия в человеческие головы и ждать, когда появятся те, кто вознесут грех на свои знамена и объявят священную войну всем инакомыслящим. [2]

Скажем честно, многим в нашей стране совершенно не важно, что это за фильм, и думаю, про него через год никто не вспомнит. Как и про режиссера МакКарти, чья слава (да и слава ли) осталась еще в прошлом десятилетии вместе с сериалом «Прослушка». Не уверен, что посоветую кому-либо посмотреть этот фильм. Затянутый, нудный сюжет, обычная игра актеров, отсутствие интриги. Готовы ли вы потратить два часа своей жизни на это?

И в заключении один маленький факт. Население Бостона составляет 650 тысяч человек, что сопоставимо с населением всей Карелии. Журналисты в фильме подсчитали, что в скандале было замешано 90 священников или 6% клира. Значит всего в Бостоне было около 1,5 тысяч священников. Полторы тысячи только католических священников. В Петрозаводской и Карельской митрополии около 120 священнослужителей. Что ж тогда говорить, что про Церковь мы слышим из чужих уст – от американских кинопроповедников – больше, чем от собственных пастырей. А наши священники, поверьте, стоят того, чтобы с ними познакомиться. Лично.

 

Виктор Семенов, сотрудник Молодежного отдела епархии

[1] http://www.kinopoisk.ru/film/834394/
[2] В социальной психологии это явление называется окна Овертона. Подробнее об этом можно прочитать здесь: http://www.pravoslavie.ru/67684.html


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *