Ежемесячные Архивы: Апрель 2016

Торжествующий Царь или страдающий Мессия?

Страстная неделя, как и весь период поста, является удивительным и особым периодом церковного года, когда мы можем задавать себе и Богу честные вопросы и получать на них честные ответы. «Покажи, Господи, где я? Не на опасном ли я пути? Куда я иду и с Тобой ли?». Церковью неслучайно были определены эти периоды, чтобы мы могли ненадолго остановиться и распросить Бога о «пути добром»[1].
Во время Тайной вечери, когда Господь сказал, что среди учеников есть тот, кто вскоре предаст Его, то «Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?» (Мф. 26:22). Спрашивается: откуда у учеников внезапно возникла такая неуверенность в себе? И, хотя апостол Петр и другие ученики уверяли Иисуса  о том, что готовы будут пострадать вместе с Ним, однако, в тот самый час, когда Сына Божьего схватят как разбойника в Гефсиманском саду, все они разбегутся, оставив Господа. Обычно мы чаще всего вспоминаем о предательстве Иуды, затем об отречении Петра, но редко упоминаем о том, что никто из учеников не смог в результате выдержать это испытание в Гефсиманском саду: «Тогда все ученики, оставив Его, бежали» (Мф.26:56). На тот момент будущие апостолы проявили нерешимость и слабость человеческой природы, хотя мы знаем, что после Воскресения и Вознесения Господнего, сошествия на них Духа Святого, они были исполнены силой для служения и, в последствии, каждый из них претерпел страдания за веру во Христа.

«Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» (2 Кор.13:5) — призывает нас апостол Павел.

Одно время, читая Евангелие, я никак не могла понять, как вообще могло произойти такое, что избранный Богом народ, из поколения в поколение ожидавший Помазанника, не узнает в Иисусе, явившем людям множество знамений Царствия Божьего, своего долгожданного Мессию? Сколь велико число знаков, фактически не оставляющих им выбора усомниться или поверить: слепорожденный прозрел, мертвые воскресали[2], «ели хлеб и насытились» (Ин 6:26)… А потом вход Господа в Иерусалим. Множество народа в радости и ликовании кричали: «Осанна! Благословен грядущий во имя Господне!» и воздавали почести своему Царю… а через несколько дней та же самая толпа неистово требовала от прокуратора: «Распни, распни Его… кровь Его на нас и детях наших!». Несчастный народ, так долго ожидавший своего Помазанника, который освободит их от гнета оккупантов и вернет «Золотой век» благоденствия Иудеи. Но оказался не Тот, не такого Царя мы ждали. Как же так получается, что Царь терпит унижения и поругания от язычников? Почему Он не призрел на страдания Своего народа и не восстановил историческую справедливость, возратив Израилю политическую независимость? Остается  два варианта: либо Иисус — не Мессия, либо Иисус, придя на Землю Истинным Богом исполнил назначенное Отцом, а не прихоти народа. Последнее и говорит о том, что наши представления о Божьей любви, благости, о том, как Он должен действовать, зачастую расходятся с пониманием Бога, Его замыслом: «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути — пути Мои, говорит Господь» (Исайя 55:8).

Чем мы отличаемся от разбежавшихся учеников, от народа, всего за несколько дней переменившего свои настроение и отношение к Иисусу, начавшего с восхвалений и возгласов «Осанна!», а закончившего соучастием в убийстве Господа? Я думаю, что ничем не отличаемся. Мы радуемся и прославляем Бога пока нам с Ним «по пути», когда дом – «полная чаша», все живы-здоровы, всё идет по плану. По нашему плану. Когда же в нашу жизнь приходят испытания, страдания или вещи, идущие вразрез с простым человеческим пониманием о благословении, наши ноги сами сворачивают с «тесного пути»[3] на широкую и раздольную дорогу, где есть место нашим плотским устремлениям и при этом сохраняется видимость некого «движения» вперед.strastnnaya nedelya

Согласно Евангелию понимание «тесного пути» спасения соответствует слова Христа: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24) или «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10:38). Следовать за Ним…куда призывает нас идти Господь? Туда, на Голгофу, где был распят Наш Царь. Царь, у которого вместо трона — крест, вместо короны — терновый венец, вместо почитаний, восхищений и славословий — побои, плевки, оскорбления и унижения. Однако, именно потому, что Господь смирил себя до смерти крестной, воскреснув из гроба, Он совершил победу над грехом, адом и смертью, вывел нас из плена и примирил с Отцом, даровав нам Духа Святого. Именно благодаря смерти и воскресению Господа Иисуса Христа мы теперь дети Божьи и сами получили надежду на воскресение в блаженной вечности.

Страстная неделя дана нам как возможность исследовать себя в свете Божьем, определяя свое место среди всех этих событий. Евангелие не спроста дает подробное описание слов и действий  апостолов, народа, фарисеев и других лиц, чтобы мы могли соотнестись с ними, задавшись вопросами: «Где и кто я сейчас? Какого Мессию ожидаю я: Того, Кто будет решать мои земные проблемы или Того, Кто показал путь спасения через самоотречение и следование за Ним, неся свой крест?». Разумеется, для этого человеку нужно иметь мужество, честность, искренность, а самое главное — понимание того, что Господь есть любовь и желает лишь только одного — исцелить нас и избавить от  смерти и того ада, в котором мы уже находимся. Исследование и обнаружение своей болезни не предполагает уныние, потому что из этого замкнутого круга падения нас вывел и выводит Господь, поэтому мы не обречены и не покинуты. Сам Крест главное доказательство безмерной любви Бога к нам.

 

Валерия Савченко

[1] «Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим» (Иер.6:16).

[2] «слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют (Матф.11:5)

[3] «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (Мтф.7:13-14)

Будущие полицейские, пожарники, врачи и учителя

По понедельникам вместе с другими волонтёрами мы стараемся посещать больных детей в республиканской больнице. И так как каждый вторник у меня занятие по сложному предмету, на котором часто проходят опросы, зачёты и контрольные, многие мои однокурсники спрашивают, почему я готова тратить понедельник на что-то ещё, кроме зубрежки. Ведь, на первый взгляд, наше служение в больнице – это всего лишь капля в море. Приходим раз в неделю, что-то делаем, о чем-то говорим, во что-то играем… Зачем это детям и зачем на это тратить своё время?

В больнице каждое занятие мы начинаем со знакомства. Для начала это было для того, чтобы волонтёры познакомились с детьми, чтобы они узнали нас. Но потом мы начали замечать, что порой дети, которые лежат в соседних палатах и целые дни проводят бок о бок вместе, не знают даже имён друг друга. Когда мы знакомимся с детьми, начинаем спрашивать их о том, кем они мечтают быть, какое животное им нравится, какой цвет им симпатичен, они с удивлением слушают друг друга, они начинают разговаривать друг с другом. И тут становится понятно, что эти дети совсем не знают своих соседей. Почему? Неужели телевизор и телефон, которые занимают теперь большую часть их времени, становятся важнее живого общения? К счастью, это не так. Однажды мы были свидетелями, как несколько детей буквально облепили папу одного мальчика, лежавшаго вместе с ним в одном отделении. Этот мужчина был удивительно добр и приветлив ко всем детям и относился к каждому из них, как к своему собственному ребёнку. Наверное, в этом и заключался весь секрет его популярности.

Кажется, сейчас у малышей все есть: удивительно яркая игровая, расписные стены, красочные игрушки, современная техника, телевизор с разными фильмами, но, несмотря на это, им не хватает главного – им не хватает общения. И не просто общения – детям нужно понимать, может быть даже на уровне подсознания, что ты неравнодушен к их проблеме. И всё, что порой нужно – это просто подойти и поговорить с малышом. Как-то раз, когда мы были в отделении, пока остальные дети весело играли с волонтёрами, один мальчик стоял в сторонке с грустным заплаканным лицом. Как потом оказалось, он плакал оттого, что тоже очень хотел поиграть, но сам стеснялся подойти. И если бы волонтёры с ним вовремя не поговорили, возможно, он бы так и не присоединился к игре.

png;base6470b7774ea55e7dc4Приходя по понедельникам в больницу, мы не стараемся сделать всех счастливыми здесь и сейчас, это не в наших силах. Главное счастье ребёнка – это его семья, которую никто ему не сможет заменить. Но мы хотим показать малюткам, что можно проводить время иначе, чем сидя в телефоне или смотря телевизор: можно разукрашивать, вырезать и творить, можно попрыгать на одной ноге через лаву, побыть лилипутами и великанами, половить «мышек». И самое главное, мы напоминаем об этом родителям. И уже под конец сами родители становятся «детективами», и вовсю вовлекаются в процесс игры. И появляется надежда, что завтра, когда нас не будет, родители сами организуются, поиграют с детьми, или хотя бы просто с ними пообщаются, и узнают, какие они удивительные, эти будущие полицейские, пожарники, врачи и учителя.

Волонтёрская группа «Ближе к делу!»

Два прощания

Тяжелой и богатой на утраты оказалась первая неделя Великого поста 2015 года. Когда до блеска вымытый катафалк доставил гроб с телом к кладбищу у храма, его встречали сотни людей. Это не были рядовые похороны – прощались с нашим Владыкой. Миряне, священники со всей епархии, епископы. Каждый нес свою боль. Она глядела из мокрых глаз прихожан, провожавших его в последний путь. Она дрожала в голосе дьякона, возглашавшего «Вечную память». Она жила в лице настоятеля, быстро постаревшем за последние месяцы. В жизни многих пришедших сюда Владыка оставил след, и был по-своему дорог каждому. Последним подарком от благодарных людей было место погребения – почти за алтарем храма, на старом закрытом кладбище.  И деревянный крест над ним.

А на следующий день были другие похороны. Та же самая машина-катафалк, только уже не блестящая, а покрытая слоем весенней пыли, доставила гроб с телом покойной. Снова кладбище, только другое – за городом, где «даром» каждому найдется местечко два на два. Нас было всего четверо — тех, кто пришел попрощаться. В чьей жизни оставила след умершая. Другие похороны, другого человека. Боль была та же. И крест, деревянный – такой же.

Два дня, два прощания. Совсем разные похороны совсем разных людей. Их временнАя близость, казалось, подчеркивала разницу – разницу статусов, разницу отношений. Но оба человека перешли в вечность. Туда, где нет «ни плача, ни вопля, ни болезни». В тот мир, где нет, и не может быть особых чинов и положений. Есть только Свет, который светит всем равно.

Вот именно так мы призваны относиться друг ко другу. К каждому человеку, с которым нас сталкивает жизнь, или с которым приходит время прощаться навечно. Не лицемерно, не глядя на статусы. Не за что-то, а просто за то, что он есть.

crest

Иерей-сан: проверено на себе

Когда наваливается на меня грусть, я начинаю совершать несвойственные себе вещи. Зимою вот сходила на фильм «Иерей-сан: исповедь самурая». Просто вспомнить не могу, когда последний раз была в кинотеатре по собственной воле (оставляя за скобками «на мультфильм с ребенком»). Даже так называемое «православное кино» меня мало вдохновляет. Один раз посмотрела «Остров». На этом удовлетворение данной потребности организма счастливо завершилось, не успев родиться. Не визуал я, для меня промышленность книги в основном производит. И то нечасто 🙂 А тут иду-смотрю: на афише японец в рясе, наверняка, думаю, если и «трэш», то с глубокомысленным прищуром. Авось пронесёт.962a6e77c8ca24feb1b6308694145979

Теперь несколько слов для экономии времени ближнего своего, который вдруг остановил свой взгляд на этом тексте и собирается его осилить. Для ценителя, как уже понятно, у меня страсть не та, а для оценщика — размытость критериев в голове настораживает. Мне, например, нравится фильм «Даун-хаус». Когда я его посмотрела, то подумала, что Достоевского в XX веке лучше на экране не презентовать. А умные люди вздыхали, что это «патология какая-то». Так что дальше — не текст, а минное поле. Вряд ли это welcome для всех.

Начались мои мытарства с затяжной рекламы отрыжки ли, рвотных масс нашей киноиндустрии. Причем чем гаже были экранные фрики, чем ярче загорались буквы «при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации». Во мне заговорило коллективное бессознательное «революционного патруля матросов-«балтийцев», и я уж было решилась пойти и пустить «красного петуха» по тому самому министерству-спонсору всякой нечисти, но не успела — начался фильм.

Скажу, что настраивалась на «Сказку о попе и брате его якудза», но счастливо обманулась в своих ожиданиях, потому что авторам удалось поднять тему духовных поисков человека, которую поднимали кинематографические боги, типа Тарковского, хоть и другими средствами. За всем натурализмом, спецификой «голливудской» съемки, шероховатостями в аутентичности передачи «русской православной жизни», в фильме не потеряны и ярко сияют огромные «плюсы»: незаболтанные благородные  идеи, внятно рассказанная история, актерская игра (одиночная и в ансамбле), звуковое оформление Б. Гребенщикова.

Для меня тема «православной Японии» не является экзотической, потому что моя подруга в начале двухтысячных жила в «Стране восходящего солнца» и писала оттуда письма, в том числе о православных японцах, с фотографиями. Там действительно есть общности людей, которые на призыв умереть за Христа понесутся четко выстроенными отрядами к указанному месту. И нам, с тысячелетней историей за плечами, есть чему поучиться у японской «молодежи». В фильме этот дух мастерски передает актер Кэри Хироюки Тагава, во святом крещении Пантелеймон. Выражение его лица в определенных моментах играет куда большую роль, чем медленно снятые кровавые фонтаны или потоки речи других персонажей. Особенно тонко господин Тагава «сделал» кульминационный момент фильма, когда срывающий колокол накрывает в церкви бандитов с автоматами и образует им «братковскую» могилу. Где тонко, там ведь обычно и рвется. Переиграй он чуть, и потух бы «волшебный фонарь» фильма, сведя все остальные титанические усилия к быстро испаряющемуся «пшику». Но когда иерей Николай повелевает вооруженным извергам остановиться на пороге храма, и Силы Небесные его слышат, то это не воспринимается сладким киношным обманом или ожидаемым happy-end`ом. В этот момент подмывает сказать К. Х. Тагаве: «Верю!»

И вообще экранная жизнь персонажей П. Мамонова, И. Жижикина, П. Фёдорова и др. посвящена выматывающему поиску смысла, который они обретают в единении вокруг веры и противостоянии вражде и социальному распаду-разложению. Так что господин Тагава не оказался одиноким воином в поле. Не повезло И. Охлобыстину, которому опять досталась роль подонка, выбранная им не иначе, как по христианской любви к ближним своим.

В моей биографии есть комический факт преподавания православной культуры людям в военной форме (тетя-мотя вещает будущим воинам о том, «как надо»). Так вот, немного освоившись с «терминологическим аппаратом» и переходя на насыщенные смыслом темы, мы смотрим фильм «Самурайский меч», который, на мой взгляд, очень точно передает, что есть служение миру. Там японцы, колдуя над приготовлением меча, показывают, что значит жертвовать собою до самозабвения, иметь четкую систему ценностей и жить по ней, как соблюдать дисциплину до тонкостей, даже «когда никто не видит». Причем делают они это в духе эссе Д. Танидзаки «Похвала тени», где эстетика Японии представлена через «склонность искать красоту в темноте». При нашей запредельной широте русской души, плавно переходящей в торжество разгильдяйства, более крутого дидактического средства не найти. И эти же идеи ненавязчиво присутствуют в «Иерей-сане». Там хоть конспект по этике веди, потому как пошагово разворачивается идея служения миру. И там, где оно заканчивается, в права вступает адское царство самореализации на прикорме у психоаналитиков. Или психиатров. Кому как повезло.

Есть у этого фильма еще одно «профилактическое» свойство. В «Иерей-сане» создатели неплохо поработали с актуальным стереотипом, что церковь — это комбинат по оказанию религиозных услуг с фиксированными ценниками на таинства и требы. Образ отца Николая в деревянных сандалиях среди руин восстанавливаемого им храма, священника, готового равноценно ответить на душевный порыв страждущего человека, ломает «матрицу». Слава Богу.

В общем, чаянья современников в отношении искусства однажды славно выразил Р. Виктюк: «Вдруг пойдешь — а там счастье». Случается и такое. Проверено на себе.

Валентина Калачева

Упуская упущенное

Этот текст — пунктир движения по карте, а не подробная инструкция к походу.

2y26342E-02_aЕсли Вам необходимо поймать Жар-птицу, то обратитесь к русским народным сказкам. Они содержат в себе пошаговое описание технологии, секрет которой кроется в охотнике. Он должен быть чист помыслами, горяч сердцем, смел, прямодушен, добр и настойчив. Ну и не забыть про техсредство — рукавицы. С теплоизоляцией. С приходом весны для православных в роли этой чудо-птицы выступает курс «ОРКСЭ» и его самый лучший модуль «Основы православной культуры», который обязан выбрать широкий контингент родителей и продемонстрировать положительную динамику в процентах по сравнению с предыдущим годом. А в роли рукавиц — кадровое и методическое обеспечение курса. Такая постановка вопроса не имеет ничего общего со сказкой (кроме взлета цифр), скорее с бухгалтерией, но суть «охотников» от этого меняться не должна.

Итак, Господь уже явил нам Свою милость, начиная в России — с конца лихих 90-х, а в Карелии — с начала 2000-х годов, когда в школах можно было относительно свободно преподавать курсы с дерзким словом «Православие» в заголовке через внеклассную работу (или говоря в соответствии со Стандартами последнего поколения, «внеурочную деятельность»). Можно было и через урочную, но недолго. Особенно в нашем регионе. Тогда в учебных заведениях в необходимом количестве водились такие «диковинные» для современной школы «звери», как педагоги дополнительного образования, педагоги-организаторы, воспитатели групп продленного дня, освобожденные классные руководители, заместители директора по воспитательной работе и музыкальные руководители. Не были введены, естественно, сугубо для пользы детей, человеконенавистнические нормы оптимизации, когда одному педагогу организатору надо охватить пол Карелии, чтобы удовлетворить запросы экономистов и не встать на паперть. И я допускаю, что среди этих канувших в педагогическую Лету групп работников были люди верующие, как-то сочувствующие просвещению детей в области православной культуры. И даже те, кто вполне мог себе позволить договориться с администрацией и вести какое-нибудь «Духовное краеведение» при наличии у последней аллергии на слово «православный». И всё это во славу Божию и по букве закона. Но время шло, а мы всё не оправославились в спасительных объемах. У меня вот обнаружилась статистика по Карелии за апрель 2007 года, уже в предзакатный для нашей просветительской свободы период. Она предоставлена Министерством Республики Карелия по вопросам национальной политики и связям с религиозными объединениями (в тот год название Министерства выглядело так):

Вопрос: Преподаются ли в муниципальных образовательных  учреждениях общего образования учебные курсы религиозной культуры?

На данный вопрос получены в основном отрицательные ответы. Ниже приводятся исключения.

В ответе, пришедшем из администрации города Петрозаводска, сказано, что реализация курсов «Основы православной культуры Карелии», «Основы православной культуры» осуществляется за счет часов дополнительного образования в 1-5 и 7 классах в МОУ «Основная общеобразовательная школа №4», где эти предметы изучают 102 ученика.

Общественный запрос на преподавание в муниципальной системе общего образования культуры традиционных российских религий изучался в 2003 году в образовательных учреждениях Лахденпохского муниципального района. 26 августа 2003 года издано постановление Главы местного самоуправления №952 «О введении в учебные планы муниципальных общеобразовательных учреждений Лахденпохского района курса «Основы православной культуры». Преподавание курса вводилось в семи школах района. Одновременно при Главе местного самоуправления был создан координационный совет по реализации данного курса, введение которого в учебные планы образовательных учреждений происходило по результатам изучения общественного запроса, на принципах добровольности, на основании заявлений родителей учащихся. В 2006-2007 учебном году курсы Основ православной культуры преподавались в трех общеобразовательных учреждениях района: МОУ «Лахденпохская средняя общеобразовательная школа №»1 (12 обучающихся), МОУ «Райваттальская средняя общеобразовательная школа» (25 обучающихся) и МОУ «Таунанская средняя общеобразовательная школа» (5 обучающихся). В МОУ «Мийнальская средняя общеобразовательная школа» разработана и реализуется программа «Святыни и светочи России».

В МОУ «Заозерская средняя общеобразовательная школа №10» (Прионежский муниципальный район) имеется кружок «Основы православной культуры», который посещают дети начальных классов. Руководитель кружка Ольга Валерьевна Денисова использует для преподавания экспериментальную программу и учебник «Основы православной культуры» (автор Л. Л. Шевченко).

Вопрос: Какие трудности мешают реализации прав граждан на изучение их детьми в государственной и муниципальной системе общего образования культуры традиционных российских религий?

В числе таких трудностей названы:

– отсутствие рекомендаций Министерства образования и науки Российской Федерации и Министерства образования и по делам молодежи Республики Карелия по использованию пособий и материалов для преподавания основ культуры традиционных религий;

– отсутствие или недостаток подготовленных для преподавания курсов религиозной культуры специалистов, а также учебников и методических материалов;

– ведение указанных курсов неспециалистами.

Теперь, как в кино:  прошло 10 лет. За кадром и штормило, и засуха была, и разброд, и шатание, и другие катаклизмы. Воз остался, где его оставили. Мы с гордостью констатируем, что постоянство — признак мастерства. Основная масса крещенного люда зачитывается пророком Исайей и медитирует на фразу, что «сила их — сидеть спокойно» (Ис. 30, 7). Однако Господь нас не оставляет и опять обстоятельства складываются таким образом, что можно знакомить детей с православной культурой в школе и в рамках закона. Сейчас я схематично набросаю как, не претендуя на исчерпывающий рецепт.

Нормативная база

  1. Закон «Об образовании в Российской Федерации», ст. 87.
  2. Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России.
  3. Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования, Федеральный государственный образовательный стандарт основного общего образования, Федеральный государственный образовательный стандарт среднего общего образования.
  4. Основные образовательные программы начального, основного и среднего общего образования образовательной организации.
  5. Соответствующие нормативные локальные акты образовательной организации, регламентирующие преподавание ОРКСЭ («Основы религиозных культур и светской этики») и ОДКНР («Основы духовно-нравственной культуры народов России»).

Кроме того, мы использовали и используем  в работе:

  1. Поручение Президента Российской Федерации от 2 августа 2009 года N Пр-2009 в части введения с 2012 года во всех субъектах Российской Федерации в общеобразовательных учреждениях комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики».
  2. Распоряжение Правительства РФ от 28 января 2012 г. № 84-р.

План мероприятий по введению с 2012/13 учебного года  во всех субъектах РФ комплексного учебного курса для общеобразовательных учреждений «Основы религиозных культур и светской этики».

  1. «План мероприятий по обеспечению контроля качества преподавания ОРКСЭ» Министерства образования и науки РФ (от 30.12.2014 г.)
  2. «Методические рекомендации по изучению предметных областей Основы религиозных культур и Основы духовно-нравственной культуры народов России» Министерства образования и науки РФ (от 25.05.2015 г.).

Ежегодно появляются рекомендательные письма Министерства образования и науки Российской Федерации и Республики Карелия, где, как минимум, какие-либо моменты организации преподавания «ОРКСЭ» поясняются.

Механизмы реализации

Курс «ОРКСЭ» преподается в 4 классе в объеме 35 часов за учебный год (1 час в неделю).  Выбор делается накануне родителями обучающихся 3-го класса в конце 4 четверти. На основании письменного заявления формируются группы обучающихся и ведется преподавание соответствующего модуля.

Предметная  область «ОДКНР» (с 5 класса) является логическим продолжением комплексного учебного предмета ОРКСЭ. Она может быть реализована через:

1) Занятия по предметной области ОДНКНР, включенные в часть учебного плана, формируемую участниками образовательных отношений. Это могут быть соответствующие спецкурсы, элективные курсы, проектная деятельность, практикумы, рассчитанные на период от полугода до 5 лет. Данная часть формируется с учетом интересов всех участников образовательных отношений и принимается соответствующим органом управления образовательной организацией.

2) Включение в рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей) других предметных областей тем, содержащих вопросы духовно-нравственного воспитания.

3) Включение занятий по предметной области ОДНКНР во внеурочную деятельность в рамках реализации Программы воспитания и социализации обучающихся. Организация клубов, экскурсий, цикла занятий, классных часов и проч. форм внеурочной деятельности.

Замечательно. Мы всё плакали о «капле в море» в виде одного часа в неделю, а тут — поток. Был бы подготовленный работник, а мест приложения труда хоть отбавляй. Но с работниками-то нам везет, как утопленникам. Раньше учитель был обязан пройти курсы в объеме 72 часов, затем 108 часов раз в пять лет. После принятия нового закона «Об образовании в Российской Федерации» и внесения изменений в ФГОС НОО, ООО, СОО (Приказы Минобрнауки РФ от 29.12.2014 г. №№ 1643 — 1645, от 1 июля 2013 г. № 499) дополнительная профессиональная образовательная программа рассматривается от 16 часов. Таким образом, возможен прецедент, когда учитель может отучиться 16 часов и получить формальное право преподавать любой модуль ОРКСЭ, если появится такая программа. Учитывая финансирование образовательных организаций,  мы можем спрогнозировать грядущую «экономию средств» и качество подготовки, которое и при 72-х часах оставляет желать лучшего. При 72 часах, на каждый модуль отводится минимум времени, когда педагоги только-только успевают познакомиться с содержанием модуля, УМК, увидеть один раз представителя конфессии и забыть его, как мимолетный сон. Детально с содержанием работать некогда, а оно трудно воспринимается неподготовленным человеком.

Таким образом, светские учителя нам — не подмога. Как бы не навредили. Выход один — ВОПРЕКИ ВСЕМУ возложить надежду на паству православную, которая по жизнеспособности напоминает союз  сирых с убогими. В массе своей нам тяжело всё, даже «в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4, 13): поститься, юбку в храм надеть, Евангелием интересоваться, ежевоскресно в храм ходить, бросить материться и т. д. Деньги вокруг вкладываются в кирпичи, век которых долговечнее людского. Всемирный банк такой вклад одобряет как прочный. Что такое «православное образование» на территории «заповедника коммунизма» знают немногие. Но тем не менее, в такой жуткой ситуации, если есть педагоги, которые однажды надели на себя крест не в качестве украшения, им нужно начинать шевелиться, причем спокойно и вдумчиво, как сапер. Т. е. я понимаю, что руки чешутся выйти на демонстрацию под хоругвями и возгласить свою волю — преподавать всем  ученикам поголовно курс «Православие или смерть». И ничего не добиться, кроме поношения Церкви. Но есть испытанные способы, например, преподавать курс «Беседы о толерантности», программа которого изложена суконным языком. И я даже знаю некоторых преподающих — А. Тихонов и П. Мурашов, глядя в честные лица которых усомнишься, что они регулярно вселяют в юношество радужные надежды.  Всё, в конечном счете, зависит от личности и от её желания вникнуть в правила предложенной игры. Потому что желание опять отмахнуться от всех этих надоевших проблем — совсем не игры. Уже позднее, чем мы думаем.

Валентина Калачева

Космонавтика, Марс и кризис

Эссе

Посвящается Дню Космонавтики 12 апреля

17113Зачем говорить прописные истины, лишний раз, колебля воздух и уподобляясь вопиющему в пустыне? Обыватели в основном заняты своими мыслями о хлебе насущном, но как иногда хочется подумать о чем-то высоком, чистом и бескорыстном.

Восхищает самопожертвование героев Великой отечественной, когда люди добровольно отдавали свои жизни за Родину. Зафиксировано более 250 случаев, когда солдат закрывал амбразуру пулемета своей грудью, у противника таковых не было ни одного. Последнее время мы видим много документальных и художественных фильмов про то, как героические американцы осваивают космос, другие планеты. Они высаживались на Луне (если это конечно не студийные съемки – о чем вполне возможно могут говорить завистники), а сегодня активно разрабатывают программу освоения Марса. Последнее без нас им вряд ли удастся, так как американцы готовы жертвовать собой часто только в кино, а для реальных дел… увы – тут нужны те, кто привык это делать!

Идея освоения Марса имеет яркий религиозный мотив, ведь сказано в Писании, что «плодитесь и размножайтесь и наполняйте Землю» (Быт. 1:28). Может быть, Земли. Возможности нашей планеты по вместительности для человечества еще очень и очень велики. Однако население неуклонно растет и было бы совершенным варварством строить планы по сокращению населения методом планирования войн или кризисов. Более разумно и человечно подумать о переселении людей на другие планеты. Это может, я думаю, рассматриваться как Воля Божья! Кроме того, мы часто слышим о метеоритах той или иной величины, упавших на поверхность Земли. И не далек тот час, когда Юпитер не справится, притягивая очередного гостя из космоса, а атмосфера Земли не спасет нас от какого-нибудь небесного камня огромной величины. И придет конец уже всем и белым и черным, и американцам и россиянам. Достаточно ли сидеть и ждать, когда это случится, или все же стоит начать предпринимать шаги, чтобы спасти человечество, искать к этому возможности?1194770148_1193065900-6

До недавнего времени идея освоения Марса была примерно такая же, как и при штурме Линии Маннергейма: «Вперед в атаку!» и авось кто-нибудь добежит. Считалось, что путь колонистов на Марс – это путь в один конец. В этой связи не находилось добровольцев, готовых положить свои жизни на алтарь спасения человечества. Но все изменилось совсем недавно, когда глава «Росатома» Сергей Кириенко провозгласил, что российские ученые к 2018 году создадут ядерный ракетный двигатель, благодаря которому путь до Марса может занимать не 1.5 года, а 1.5 месяца![1] При этом с Марса можно вернуться!!! Думается, что эту «информационную бомбу» пока еще не заметили или в нее просто не поверили. Но это же на самом деле огромный прорыв в деле освоения Красной Планеты – в деле спасения человечества! Таким образом, освоение Марса становится реальностью. Остается только с нетерпением ждать, кода создадут ракету и проведут испытания этого двигателя.

До недавнего времени при освоении Марса возникала сложность поведения организма при длительном нахождении в невесомости. За 1.5 года полета к Марсу должны возникнуть большие сложности со зрением, атрофия мышц (сколько не занимайся в полете гимнастикой), да и поведение организма в условиях низкой гравитации пока мало изучено. А на Марсе она составляет 38 % от земной. Однако при создании ракеты с таким ядерным двигателем освоение Марса возможно организовать вахтовым методом почти без вреда для здоровья. 1.5 месяца путь туда, 3 месяца трудов на благо человечества и 1.5 месяца обратно. Говорят, что дорого, но… на Марсе может быть много чего ценного в виде доступных драгметаллов или др. полезных ископаемых. По крайней мере, если сейчас их открытые залежи не обнаружены, то почти уверен, «вахтеры» найдут их довольно быстро. Достигая того же результата, различные марсоходы и другие роботы проведут ни одну сотню лет в неспешных поисках.Teplitsyi-na-Marse

Сейчас конечно кризис в стране, но, как сказал профессор Преображенский, разруха – она в головах и в душах, а нам и всему миру так необходима глобальная объединяющая всех идея, идея Исполнения Воли Божьей, Идея Спасения Человечества! По всему миру сотрясают оружием, стремясь показать, кто на планете Земля – хозяин. Мировая обывательская идеология стремится превратить людей в человеческий «планктон», способный есть, пить, удовлетворятся и удобрять землю. И это что – называется прогресс? Да, это понятно, что земное население состоит в большинстве своем из «маглов», но неужели перевелись на Земле «богатыри духа»?

Возможно, что у нас получится изменить ситуацию. Миру нужна Идея, и эта Идея религиозна. Эта идея миротворческая, ибо Земля – наш общий дом. Довольно жить по принципу: «после нас – хоть потоп». Осуществление идеи освоения Марса после удачных испытаний 2018-го уже становится реальностью. Для того, чтобы отвлечь людей от их обывательских проблем «хлеба насущного», уже сейчас власти должны создавать отряды будущих колонистов Марса — первых марсиан. Можно себе только представить, какими качествами должны будут обладать эти люди. Терпение монаха-отшельника должно будет сочетаться с интеллектом японского инженера и «трудоголизмом» китайского рабочего. Эти люди просто не могут быть не религиозны, готовые на подвиг, готовые пожертвовать даже жизнью, авангард человечества, цвет земной нации!

Обкатку колонистов можно проводить в Арктике, что поспособствует ее скорому освоению и заселению. А потом – на Марс!…

Иван Константинов

[1] Кириенко: космический корабль с ядерным двигателем долетит до Марса за полтора месяца http://tass.ru/kosmos/2711628

MIhWTra

Удивительные богослужения Великого Поста

FjS00Qin7zMДля многих Пост состоит в ограниченном количестве формальных правил: воздержания от некоторых видов пищи, развлечений. Порой трудно осознать, что в Посте есть «что-то другое», без чего все эти внешние правила теряют большую часть своего значения. Это «что-то другое» — некая атмосфера, «настроение», состояние духа, ума и души, которое в течение семи недель Великого Поста наполняет нашу жизнь. Эта атмосфера создается в немалой степени особыми богослужениями, которые открывают нам самую сущность поста, его подлинный дух.

Если во время Великого Поста мы будем посещать только субботние и воскресные службы, то в полной мере его не прочувствуем. Поэтому каждому христианину рекомендуют найти возможность помолиться на особых службах в другие дни Поста.

Главная из числа особых служб – Литургия Преждеосвященных Даров (святого Григория Двоеслова) — одна из самых красивых великопостных служб. Многие верующие стремятся хотя бы один раз за Пост присутствовать на ней и причаститься Святых Христовых Таин.

Эта литургия совершается в дни особого воздержания — среду и пятницу. По своему характеру Литургия Преждеосвященных Даров — вечернее богослужение. Задумайтесь! Каким серьезным и важным становится день, который я должен провести в обычных занятиях, но который весь проходит во свете приближающейся встречи с Христом!4jV_yoUOJXI

Сегодня, к сожалению. понимание этой Литургии как вечернего богослужения практически утрачено, поэтому службы во многих храмах совершаются преимущественно с утра, хотя бывают и исключения.

Божественная литургия — самое важное богослужение. Литургия Преждеосвященных Даров существенно отличается от традиционных литургий св. Иоанна Златоуста и св. Василия Великого. Прежде всего тем, что на ней не совершается великое Таинство — преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Господню. Вся служба – это приготовление к Причастию Дарами, заранее заготовленными («преждеосвященными») на предыдущей литургии.

Литургию Преждеосвященных Даров, ее смысл, невозможно понять в полной мере без практики частого Причащения. Если бы в Древней Церкви была традиция причащаться пять-шесть раз в год, то Литургия Преждеосвященных Даров никогда не бы возникла. Не возникла бы сама нужда в ней. А потребность эта называется: «для меня жизнь – Христос» (Фил. 1:21).

***

JND5geidjcsЕще одно древнее богослужение, без которого нельзя представить себе Великий Пост, и которое бывает только один единственный раз в году — Мариино стояние (или Стояние Марии Египетской), совершаемое на пятой неделе Великого Поста. Это богослужение, как правило, проводится в среду вечером (в 2016 году совершается вечером 13 апреля).

Это самое длительное по времени богослужение в году с коленопреклоненными молитвами, когда полностью читается Великий канон св. Андрея Критского. Этот канон являет нам глубокое созерцание библейской истории, которая поистине есть история греха, покаяния и прощения. Также в храме в этот день мы слышим чтение жития преподобной Марии Египетской. Некогда великая блудница через покаяние стала великой праведницей. Это дает надежду тем, кто думает, что находится в отчаянном положении и тем, кто не верит, что способен достойно завершить Пост и встретить Воскресение Христово. Мариино стояние — это служба, которая утешает страждущих и вместе с тем побуждает верующих продолжать подвиг поста и покаяния.

Подвижники, прошедшие до нас путь покаяния, помогают нам избавиться от грехов. Если бы увидели бездну своих грехов, с какой силой бы закричали: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!»

Мы часто медлим с покаянием. Вот еще немного погрешим, а потом и раскаемся. Такой расчет — это обман. «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши? Конец приближается!» – поется в Великом каноне. Жизнь наша стремительно сокращается, и конец очень близок. Покаяние нельзя откладывать, ибо можем не успеть…tPDIACLJCDA

Дмитрий Иванов, молодежный отдел

Шаг Веры: сделай его первым…

Шаг Веры 04.04 2Сущность образовательного курса «Шаг Веры» можно описать следующим образом: «Если Вы хотите познакомиться с Православием, но не знаете с чего начать». Наша цель — помочь тем, кто интересуется духовными вопросами, найти на них ответы.

Каждое занятие призвано раскрыть темы, волнующие каждого мыслящего  человека: «Разве мне нужно спасение?», «Если Бог один, почему религий много?», «Если Бог есть, почему так много зла?», «Зачем ходить в Церковь. Ведь можно верить и так?».

Наши занятия – это не лекции, а именно беседы. Можно задавать любые вопросы, выражать сомнение или несогласие. По традиции, каждая беседа предваряется песней в тему, а по окончании беседы все желающие могут перейти в трапезную, и за чашкой чая продолжить обсуждение.

Следующая тема, которую мы будем обсуждать 11 апреля – «Если Бог один, почему религий много?». Этот вопрос многих ставит в тупик, и вызывает споры. Мы попробуем найти на него ответ, который дает Православие. Занятия проходят каждый понедельник 19.00, Православный центр (Краснофлотская 31): 11 апреля: «Если Бог один, почему религий много?»; 18 апреля: «Если Бог есть, почему так много зла?»; 25 апреля: «Зачем ходить в церковь, ведь можно верить и так?».

Александр Тихонов,
заместитель руководителя Молодежного отдела епархии

Шаг Веры 04.04 1 Шаг Веры 04.04 3 Шаг Веры 04.04 4 Шаг Веры 04.04 5 Шаг Веры 04.04 6 Шаг Веры 04.04 7

«Приведите его ко Мне»

По вере вашей да будет вам2По вере вашей да будет вам! Не всегда вера апостолов была тверда, как крепкая скала. В то время как Пётр, Иаков и Иоанн были свидетелями Преображения Господа на горе Фавор, остальные девять Его ближайших учеников испытали глубочайшее разочарование: они не сумели исцелить бесноватого юношу и оказались неубедительными в беседе с книжниками, которая переросла в безрезультатный спор.

Любые проблемы решаются, когда мы призываем на помощь Бога. В этом же случае, наверное, апостолы больше понадеялись на собственные силы. Всё разрешилось с приходом Иисуса Христа: спор прекратился, а одержимый получил исцеление. Это евангельское повествование (Мк. 9:17-31) учит нас во всём уповать на Господа. Призыв к исповеданию веры был адресован отцу юноши. Услышав эти слова, он со слезами на глазах воскликнул: «Верую, Господи! Помоги моему неверию». Позже, оказавшись наедине с апостолами, Спаситель объяснил важное условие сопротивления силам зла: Господь указал на молитву и пост, давая всем понять – вера должна быть деятельной! Эти два больших дела позволяют не только оберегать себя от врага рода человеческого, но и изгонять бесов из других людей. Молитва призывает помощь Божью, а пост настраивает нас на молитвенную жизнь.

Думаю, большинство читающих эти строки встретились в своей жизни с Богом. Но Господь ждёт обращения и тех, кто ещё не в Церкви. Для Творца ценен каждый человек, поэтому Он говорит: «Приведите его ко Мне». Пусть наша вера будет деятельной. С одной стороны, будем молиться и соблюдать пост, а с другой, понимая свою духовную рассеянность, будем приводить людей к Нему. Возможно, хоть так результат будет достигнут.

Сергей Богданов, молодежный отдел

20 лет вместе

(эссе)

Когда-то на 9-летие крещения я написала себе полудетский-полудерзкий стихотворный текст. Вот он:

 По пути в Дамаск
себе на 9-летие крещения

Однажды земля смиренно молилась Небу,
Изливала скорби в разлитый голгофский воздух.
Вновь решала, что ей дороже — Господь или пайка хлеба,
Звон золотых монет или язвы кровавой розги.
В грешной душе взрывалась звезда новой жизни;
Мрамор дворцов превращался в гнилую трясину… —
Это все от Тебя, Отче наш, как и первый вздох, и стон тризны,
Как рубашка крестильная и обтяжка на гроб осиновый.

Я стоял на дороге в Дамаск, превращаясь… (хотелось бы — в Павла).
Шел монашеский 41-й, битва за путь на иконы.
Молитва срывалась с губ, чуть отдавая алым:
Не сорваться б и не упасть с крутизны колокольного звона.
Почти покаянный псалом   — только «почти» и мешало.
Как же близко тогда Господь к истлевшей душе приближался!
И как далеко от Него беспечная мысль летала,
Заботясь лишь об одном — как бы в мире ей задержаться.

Но теперь есть голод и стыд, что бесценней даров волхвов.
Горечь подлунных скитаний, что мудрей богословских дискуссий.
Подойдя к рубежу тридцати, не знаешь, к чему готов:
Думал, талантлив в молчании. Оказалось — в словах безыскусен.
Болезни изведав, приручив их, как голубей,
Познав откровение в немощи так же, как и в покое,
Я прошу, прими мое сердце, Муж целебных Скорбей.
Можно выбрать дорогу без боли. Но мне нужна та, что с Тобою.

В 2003 году я еще находилась в милитаризированном состоянии по отношению к окружающему, поэтому позволяла себе такие развернутые эгоцентрические высказывания. Но: правда в них всё же есть. Хотя бы в том, что Господь меня ловил с усердием, а мысль всё равно тянула в мир, в кабак, на сцену имени меня. Сейчас уже жизнь потрепала, поэтому когда недавно календарь показал, что с тех пор, как я пришла в Церковь, прошло 20 лет (некоторые столько не живут), я ответила на это молчанием и «Ниагарским водопадом» слез.  Они, конечно, дешевая водица (я свои имею в виду), но продиктованы слезы отсутствием слов. Они меркнут, теряют смысл, когда стоишь перед иконой Спасителя, а в сердце только восторг от того, что ты здесь вообще стоишь — не в Непале, не на капище каком-нибудь, не в притоне (после богатой на ужасы биографии), а перед иконой; и боль от того, что тебя еще терпят такую, дают постоять. Ответить-то нечем на благодеяние.


26 ноября, в святой день,  я была в больнице, в чужом городе. Четвертой по счету за четыре месяца. С заболеванием, пресекавшим в определенной мере свободу передвижения. И всё равно накануне я попала в храм. И как-то получилось отойти от «дай-подай здоровья и т. д., и т. п.» и переключиться на темы благодарности и смирения. То есть ничего не желалось, не было жизненно необходимым, кроме диалога с Богом и стремления понять, что Ему от меня нужно, а не наоборот. И… живется потом по-другому. Мир видится иначе, людей понимаешь глубже, и вообще радует то, чего  раньше не понимал или боялся. И это настолько здорово, что постоянно идешь против своей хамской природы, без поблажек и «понимания», чтобы ЭТО не потерять.

Самый лучший подарок.

Наверное, поэтому сейчас в прозе упражняюсь. Стихами дико получится. Для этого одаренные монахи есть, для которых молитва что воздух.
Покуда в больнице пребывала, часто отвечала на вопросы о вере (об этом ниже), самым сложным из которых был, как я к этому пришла. Две вещи мне абсолютно непонятны, сколько ни думай: как пришла к вере и как выучить церковнославянский язык. С последней позицией просто: не помню, чтобы я его учила. Как-то само «зачиталось». С первым вопросом — туман. Наверное, это был призыв Божий, дар такой бесценный, который удалось не прозевать. В 1994 г. мне никто ничего не рассказывал о Боге, Православии, Церкви. Жила я так, что земля под ногами горела, там не до духовности было, слава Богу, живой выбралась…

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

Раскопала как-то тетрадь «для работ по истории ученицы 5«А» класса». Посмотрела, чему учили. И нашла раздел «Иисус Христос и его крестьяне». Пожала плечами. Я тогда думала, что Христос — это такой народный вождь, типа Пугачева, Болотникова, обязательно боровшийся за освобождение угнетенных. Мы тогда других не изучали. Все содержание истории — либо война, либо революция.

Как же мы узнали о Христе? Помню, в старших классах у меня была одноклассница Лена, свидетельница Иеговы. На переменах она рассказывала нам о Христе, о сектантском Его толковании, а учительница словесности активно назидала нас ее слушать, поскольку больше Лены в моем лицее о Христе, видимо, никто не знал. Мы ее слушали, как сказку на ночь, потому как чем-то надо было иногда скуку развеять. Не все ж английской или немецкой грамматикой мозги упражнять.

Спустя полгода после этих лекций дошли до нас Свидетели Христовы, заплатившие за аренду актового зала лицея и на этом основании читавшие там свои проповеди учителям и ученикам. Нам они читали по-английски, и называлось это «языковой практикой».  Показывали фильмы, из которых запомнился только один эпизод: пустыня, Моисей молится о манне небесной, и с неба начинают сыпаться буханки белого хлеба…  Без комментариев.

Мы с приятелями составили следующий вывод: наверное, о Христе лучше узнавать от кого-нибудь другого, иначе можно сойти с ума так же, как эти проповедники, несущие полную блажь. Узнали мы о Нем у двух человек — ныне живущего Кинчева и в Бозе почившего Достоевского.

Кинчеву я обязана своей живучей совестью. Т. е. я музыку его не всегда понимала, а вот тексты любила, потому что они до сердца доставали и не давали спать по ночам спокойно. Где-то в девяностом году Кинчев крестился, что не ускользнуло от нашего внимания. В многочисленных интервью лидер «Алисы» щедро делился  своими переживаниями по поводу происшедшего, а мы с друзьями активно обсуждали его словесные потоки. Причем не только устно, но и письменно. Пока одноклассники постигали какой-нибудь «синтез полипептидной цепи на рибосоме», мы обменивались записями, наподобие: «Многие идеи и мысли Кинчева оказались мне понятными и близкими, даже родными какими-то. Как будто бы я раньше страдала близорукостью, а Доктор вылечил меня с помощью линз своих новых текстов. Честно говоря, сначала его тексты показались мне не очень понятными и несколько громоздкими. Мне кажется, стихи Кинчева и музыка «Алисы» — неразрывное целое, поэтому тексты легче воспринимаются в песне. Если быть ближе к делу, то больше всего меня задела идея о триединстве Божием, о Боге-Слове. Как ты думаешь, каким изначально было Слово Божие?» (из эпистолярного наследия Иры П.). И такая богословская переписка, длиною в школьную тетрадку, с обязательными ссылками на первоисточник сиречь Кинчевские стихи, и мощным выводом: «Когда Бог увидит искру разума в наших глазах, Он даст сигнал, и мы шагнем в эру Духа Святого». Мы жили ради этого, уверяю. Каким бы смешным это ни казалось. Мы на полном серьезе были уверены, что вся эта «объективная реальность» вокруг — не более чем бред, он скоро кончится. И к этому надо подготовиться. И явно не с теми, чья цель — универсальный магазин  длиною в Америку.

Не знаю почему, но Библию мы читать не спешили. Как откроешь, бывало, Ветхий Завет (нас же учили все книги с начала читать), на середине закиснешь от всей этой мудреной еврейской истории. Одни имена чего стоили. К концу главы забудешь, о чём в начале говорилось. Запутаешься во всех родственниках, династиях и коленах. Поэтому о «сути Православия» мы узнали из «Братьев Карамазовых», «Идиота» и т. д.  Не зря утверждал протоиерей Андрей Ткачев: Достоевский «притащил и продолжает тащить тысячи людей за шиворот ко Христу, чтобы,  притащив, поставить перед Ним на колени»[i].

Ðàñêîëüíèêîâ â ñâîåé êàìîðêå

Наталья Моисеева. Иван Карамазов. Иллюстрация к книге

И  вот в преддверии 26 ноября 1994 г. я проснулась с четким представлением о том, что мне надо даже не идти, а бежать креститься, иначе мир уничтожит меня, или я — мир. Tertium non datur[ii]. С таким вселенским посылом стала думать, как устремление воплотить в жизнь.

Родители были, как обычно, где-то далеко, поэтому ходила вокруг тети своей (которая в церковь вообще не ходила) и ныла, что хорошо бы мне покреститься. Тетя говорит: «Ну, пойди в церковь». Я: «А там надо крестных. Давай ты крестной будешь. Сходи, узнай, как там и что. А то меня еще пошлют». Было четкое впечатление, что даже если я приведу себя в божеский вид — надену юбку, платок, сниму металлолом, все равно меня оттуда выгонят, так как церковь — это священное место, поэтому там находятся только святые люди, а я буду, как негр среди белых. И на лице у меня обязательно прочитают что-нибудь дерзкое, не соответствующее ситуации. Тетя сходила, разузнала там все, а на следующий день, 26 ноября, мы пошли.

Крестил меня отец В. В быстром, как мне показалось, темпе и без длинного оглашения. Я-то крещение на уровне фактов плохо помню, а подруга Карпова говорила, что я ей всю процедуру пересказывала с чувством юмора. Это нервное было. Просто счастье от того, что некая вселенская беда миновала, переполняло и выключало критическое восприятие действительности.

КАК ВСЁ ПРОДОЛЖАЛОСЬ

После крещения воцерковляться я и не думала. Считала, что для спасения сделала достаточно. Пару раз на исповедь сходила под стенания бабушки: «Валя! Не вздумай сказать про проездные — посадят! У них под рясой погоны КГБ!». У меня просто такой талант был — подделывать проездные. Себе, родственникам и приятелям. И вот как-то раз батюшка на проповеди возьми да и скажи, что тот, кто без билета проехал в троллейбусе, будет осужден Христом как вор. Я мысленно прикинула, на сколько поездок потянут мои «художества», и поняла, что в аду буду ступенькой выше Иуды. Ну и пошла «сдаваться». Это был первый грех, с которым решила завязать. Думала, даже если и стукнет батюшка, и посадят меня по совокупности содеянного, так за дело отсижу и искуплю грех. Отец В., принимавший исповедь, отнесся благосклонно и сказал лишь: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». Это он к тому, что я каялась ещё и в посещении разных притонов, где нравы чистотой не отличались. А в книге «Азы православия», которую выдали после крещения, было сказано, что если у тебя приятели живут, как муж с женой, не оформив свои отношения в ЗАГСе, то общаться с ними  — грех. Таких надо отвращаться. У меня же отвращаться не получалось, потому что  я, собственно, жила, бывало, и хлеще, и ничего дурного в приятелях своих не видела.
Ну, в общем, не посадили меня.

Вторая исповедь была переломной. Отец Г. — Царствие ему Небесное! —  пожилой священник, оказавший впоследствии неоценимое влияние на мою жизнь, долго не рассусоливал. Рассказал мне в нелестных выражениях, кто я есть и что меня ждет. После чего я решила, что в церкви ноги моей больше не будет. Это я сейчас ему благодарна за то, что он меня «достал». Иногда это нужно, как воздух. А тогда… Переплевалась вся. Хотя ощущение своей неправоты преследовало потом несколько лет, пока меня не переломало.

Когда ваяла диссертацию по педагогическому наследию святителя Иоанна Златоуста, поняла, в  к а к о й  день крестилась. Это несколько поменяло моё отношение к работе. Писать я взялась, «чтоб уверовать». Потому что креститься одно, а начать верить не в существование Бога, а Богу, — это другое. И на пути к этому возник затык. Я абсолютно не понимала, что мне в церкви делать (особенно с отцами «злоречивыми»), зачем она вообще нужна. И поскольку не знала, куда обратиться (любые священники, диаконы и алтарники для меня очень долго оставались небожителями, к которым нельзя подходить, к ним нужно подплывать на соответствующем облаке), я применила известную методику «клин клином вышибают». Решила «обложить себя Православием» со всех сторон, а там уже понять, что к чему. Например, хочу музыку послушать: вместо тяжелого рока — религиозные песнопения. Надо почитать — вместо Гессе и Хлебникова читала святителя Феофана Затворника. Записалась на катехизаторские курсы, чтобы свободное время было занято. Как там мой внешний вид терпели благочестивые бабушки, основной контингент курсов, — загадка. У меня в то время такие правила были: 1. Джинсы надо носить до тех пор, пока они на тебе не развалятся. 2. Похоронить меня должны в джинсах. 3. Наличие металлического вторсырья на теле приветствуется. Но ни разу меня никто не попрекнул.

image66
Так же и с диссертацией вышло. Главное, чтобы о Православии! Чтобы не отвлекаться от темы. Причем Бог дал писать об этом в светской аспирантуре и защититься в светском совете, где слово «Православие» воспринималось, примерно как «теракт».

После череды метаний дурной клин выбило неожиданно и навсегда. В 2002 году меня каким-то неведомым образом призвали преподавать детям в школе православную культуру. «У тебя же курсы. У тебя же аспирантура».  Это всё равно, что Оззи Осборна позвали бы в консерваторию лекции читать. Но альтернативы моей кандидатуре не было, поэтому я согласилась, полагая, что вскоре найдется какой-нибудь вменяемый мужик, чтобы вещать о вечном понятным для детей языком (я его до сих пор жду 🙂 ). В сентябре всё началось, в начале декабря я сломалась на том, что не могу детям врать. Т. е. я сообщала им о том, чем не живу на самом деле. И надо было что-то делать. Кинуть дело нельзя было по многим причинам — например, кто бы потом нам позволил что-то подобное преподавать в муниципальной школе? Нас и так пытались раз в неделю свалить под любым предлогом. Т. е. уйти значит предать, а не уйти значит стать шизофреником. Так настал кризис, который 10 декабря, в день иконы Божией Матери «Знамение», привел меня в Екатерининскую церковь «постоять, подумать, что делать-то». Где-то через час «стояния» я почувствовала, что больше  из церкви не уйду, пусть хоть в след плюют или стреляют. Главное — быть здесь. И быть с Богом. Дальше всё сложилось…

КАК ВСЁ НЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ

IMG_0641[1]

Женщина за чтением Евангелия в больнице.

      В больнице (в любой) находились люди, в пределах десятка, которые просто прохода не давали — заводили разговоры на разные духовные темы. Мусульманка, которая по телевизору смотрела только канал «Спас», бабуля, переселившаяся в Россию из Казахстана, бабушка-сучкоруб из далекой деревни, девочка-дискотечница… Контингент разношерстный, но у всех глаза горят, они как будто изголодалось по «слышанию» о Христе простыми русскими словами. Причем они организовывали встречи в самых разных местах — от туалета до столовой. Никогда не знаешь, куда пойдешь и что найдешь.  О темах ниже. Главное, что мы вот живем и думаем, что уж в России-то о Православии знают всё и все. А у нас там диалоги были, типа: «А какому святому молиться перед операцией?» — «Да любому!» — «Вау! И что, можно к Богу напрямую обратиться, даже вот здесь, в больнице, где икон нет?» — «Конечно!» — «Аллилуйя!». И выражение полного счастья на лице. Значит, Православие остается для многих экзотикой, к сожалению. Потому что интернет для России, особенно для глубинки, вообще неактуален, на книги денег у большинства нет, а проповедей люди часто не понимают. Там батюшка затягивает, в лучшем случае, монолог, типа: «Как вы читали в «Шестодневе» у святителя Василия Великого…» Угу! Настольная книга. Рядом с телефонной лежит. И вообще, пусть мы сейчас не об этом, но людям интересно слушать только о том, что тебя лично зацепило, о чем у тебя душа болит. Не мораль нужно толкать (всех уже тошнит от поучений), а опытом делиться — печальным, веселым, тяжелым, каким угодно, но только от сердца и без анализа, «как я буду выглядеть».  Тогда и в собеседнике что-то сдвигается. Иначе лучше молчать.

Копали мы глубоко, и de profundis[iii] удалось выбраться на вещи, на которых в течение 20 лет приходилось ломаться. СпасиБо слушателям.

Сложнее всего было (или есть) сломать стену, через которую общаешься с ближними. У неё габариты примерно метра три толщиной, с  рост вышиной, материал  — базальт, т. е. хоть кислотой заливай — бесполезно. Когда входишь с улицы (далеко не Wall Street) в общество, то у тебя базовое недоверие ко всему, что движется, ты при слове «трусы» не краснеешь и при слове «Родина» не плачешь. И полагаешь, что это типа круто. Потом либо сам разочаровываешься, либо тебе эту стену принудительно ломают небесным молотком через череду скорбей. Заодно можно понять, что жизнь — это не парад победителей, а переползание из скорби в болезнь и из болезни в скорбь. И это нормально. Святой Николай Чудотворец здесь ни при чем. 🙂

Далее, по тотальной дурости, сложно научиться доверять Богу во всем. С умудренным опытом приятелем на эту тему беседовала. Он сформулировал так: «Пока неверующий был, ничего не боялся, всё по барабану было. А сейчас чуть что не так, сразу внутренний напряг. А чего с Богом бояться-то?». Ну,  у меня воспитание такое было, что добиваться всего нужно самой, не оборачиваясь за подмогой. Всё, что ваяешь, — это сфера твоей ответственности. С одной стороны, хорошо: нет претензий к окружающим людям абсолютно, заходов этих диких, что тебе кто-то что-то должен, и «да как он мог?!» С другой, —  тяжело доходит, что без воли Божией НИЧЕГО не происходит. Короче, задумайся, муравей, пока есть, чем думать.

Заедает неблагодарность как стабильная черта характера. Меня это ощущение накрыло за три года до того, как сгорела Екатерининская церковь. Распространяться не буду, потому что об этом 50% текстов моих. Как у вшивого о бане.
Вот так.

Мне, как девочке, можно закончить сентиментально. Не знаю, сколько Господь еще жить отмерил, но хотелось бы, чтобы любовь и слезы, которые появляются в глазах, и дальше западали в сердце. Чтобы оно жило, пусть даже не, как писали крестоносцы, к вящей славе Господней, но хотя бы ко спасению.

Аминь.

Валентина Калачева

[i] Прот. Андрей Ткачев «Мы вечны! Даже, если этого не хотим». Книга 2.

[ii] Третьего не дано (лат.)

[iii] Из глубин (лат.) Начало 129 псалма.