Ежемесячные Архивы: Май 2016

Как пахать, чтобы не было мучительно больно

Пространный лайфхак по мотивам статьи «От лирики к прозе, или Как совместить служение Богу и учёбу/работу?

Начну с цитаты на вес золота: «Сегодня люди не всегда понимают, для чего живут, работают, учатся, и поэтому не всегда находят себя в жизни и в профессии. Быть может, не там ищут?» Написала, перечитала, и нахлынули на меня воспоминания. А чего? Жизнь-то длинная позади, есть что динозавру вспомнить.

В те благословенные годы, когда я еще не подозревала, что профессия ученого не противоречит Конституции, а вот Библии — это ещё вопрос, подалась я в аспирантуру писать диссертацию по педагогическому наследию святителя Иоанна Златоуста. Пока я туда поступала, училась и защищалась, отношение окружающих к моей теме было, уклончиво скажем, прохладным. В их взгляде на меня четко читалась строка из известной песни Петра Самойлова: «В нашем сумасшедшем доме день открытых дверей». Некоторые прямо говорили: «Ну чего ты маешься (не уточняя чем)? Много ж проходных тем есть!»

SimiO6pjX5IДело происходило в начале двухтысячных, поэтому можно усомниться в правдивости моих слов. Дескать, церкви уже пооткрывались, президенты перед телекамерами неоднократно на Пасху и Рождество перекрестились, Библию многомиллионным тиражом издали, крестные ходы по всей России регулярно проводились, иеромонах Роман на кассетах продавался открыто, а не из-под полы. В чем проблема? А проблема в том, что это только по календарю СССР с его людоедской идеологией рухнул в 1990 году, а по факту куда позже (если рухнул в части идеологии вообще). Я на полном серьезе сдавала конспекты по трудам Маркса, Энгельса и Ленина. Многие фыркнут. Я бы тоже фыркнула, если бы не увидела воочию, как Господь всемогущ и всякую мерзость также к нашему благу умеет повернуть. Даже наследие безбожников.

Вот кто, например, сказал «Основной смысл жизни — в любви, которую мы питаем ко Христу?» Думаете, протоиерей какой-нибудь из Ивановки на воскресной проповеди? Нет, Карл наш, знаете ли, Маркс. Сочинение в гимназии писал. И что же потом случилось с человеком, когда он вообще себя с Люцифером уравнял? «Я высоко воздвигну мой престол, /Холодной и ужасной будет его вершина./ Основание его — суеверная дрожь, /Церемонемейстер — сама чёрная агония». Как он сделался богоненавистником и богоборцем? Весьма поучительное исследование, которое помогает впоследствии с некоторой настороженностью относиться к любой личности, через три слова пафосно произносящей «Аллилуйя!». Кто его знает, набожного, может, он просто матом ругаться недавно бросил?

Так что всякое дело, освященное Христом, помогает снять множество подобных вопросов, правда, не так как сказано в статье. Процитирую опять, хоть и не особо к месту: «Ответ обязательно окажется на поверхности!» Нет, дорогие мои, он там окажется, если вашей любимой книгой будет Евангелие, а любимыми видами спорта — поклоны и стирка носовых платков от осознания того, кто вы есть. А до этого будем шишки набивать, чтобы докопаться, что Богу угодно, а что угодно себе любимому. Очень хорошо о напряженности нравственной жизни  в своё время написал протоиерей Владислав Свешников в фолианте «Очерки христианской этики». Там почти 900 страниц виртуозного текста на эту «поверхностную» тему.

Возвращаясь к нашей теме, защитилась я с «непроходной» темой так, что даже в самых смелых мечтах померещиться не могло. Всё было против: кафедра, которая не заходилась в восторге от странной работы, мягко скажем; возмущение научной общественности словом «православный» на обложке диссертации (в третий раз в светской работе на Северо-Западе России в 2003 году); докторский диссертационный совет, впервые столкнувшийся с именем святителя Иоанна Златоуста (что за птица такая неизвестная?) и т. д. Чем не поле, для возникновения противоречий Библии, своим принципам и прочим нравственным вещам? А потом приходит Христос и творит чудо: затворяет уста несогласных, вразумляет сомневающихся и водворяет правду на то место, где ей должно находиться. Счёт «13:0» к вящей славе святителя.

Мне давно кажется, сколько по пословице ни крестись, что основная проблема нашей жизни — не частности (во что одеваться, как кланяться, где работать, во что играть, «съездить на весь день с твоими братьями и сестрами в монастырь или остаться дома с семьей, готовиться к экзаменам и заниматься» и проч.), а глобальности, главная из которых — недоверие Христу. Т. е. ты боишься идти против мира сего в профессии ли, в быту, в социуме, потому что не веришь в то, что Христос тебя любит и не даст тебе прилюдно загнуться от проблемы, которую ты не понесешь. Ты веришь только в то, что мир тебя, несчастного, сожрет, долго при этом разжевывая, и что это больно, страшно и невыносимо, и ты в этом испытании будешь одинок. И чего стоят тогда твои «Господи, помилуй»? Лучше буддийский молитвенный барабан вращать. Честнее.

Вынося мемуарный цирк за скобки, начинаем думать серьезно, искать ответ на вопрос: что сказал Господь наш Иисус Христос о важности профессионального самоопределения человека? Сначала вдоль Новый Завет читаем, потом поперек, чтоб не пропустить ненароком чего-нибудь судьбоносного. И в результате приходим к простому ответу: ничего. Христос в Своих проповедях не обнаруживает интереса к целесообразному профессиональному труду, общественным благам, а также прогрессу в науках и искусствах. Все это находится вне Его кругозора. Почему? Потому что это факультативная проблема, если и занимающая, то незначительное место в нравственном поле. Духовное становление человека зависит от того, что он ставит целью своей жизни —  деньги, должности, комфорт, греховные удовольствия или Царство Небесное. Всё. И эта цель пронизывает все его движения по земле: в семье, на учебе, на тусовке, в библиотеке, на работе, в храме, на рыбалке, на смертном одре. Поэтому куда важнее изначально определиться, что тебе жизненно необходимо, прямо как воздух, и стоять за это через «не хочу, не буду, не могу», тогда даже работа посудомойки явит тебе пользу.

И последнее. Весь мой текст — это не критика статьи, вынесенной в заголовок. Она дидактически верна, написана простым человеческим языком и принесет пользу, новоначальным-то точно. А я тут просто вношу дополнения. Скорее, для «ветеранов» наших нестройных рядов. Храни всех Бог!

Валентина Калачева

От лирике к прозе или как совместить служение Богу и учёбу/ работу?

Зарисовка

38. В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой;
39. у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.
40. Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне.
41. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом,
42. а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее.

(Лк. 10, 38-42)

Многие только приходящие к вере или интересующиеся хотя бы раз задавались вопросом как можно совместить учёбу/работу со служением Богу, чтобы эти два жизненных поприща не мешали друг другу, не противоречили принципам того или иного человека. Ведь каждому хочется, чтобы в его душе воцарилась гармония и более-менее (хотя в наше время это весьма сложно) стали понятны главные цели и основания жизни…

Осенью прошлого года в воскресной школе в ходе обсуждений промелькнула фраза: «Если Бог будет на первом месте, то остальное будет на своем». В дальнейшем эти слова всё чаще и чаще напоминали о себе. Казалось бы, всё гениально и просто.  Только как эти слова претворить в нашу такую простую, но насыщенную жизнь?Pensive Student in Classroom

Однако, когда ты начинаешь задумываться и перед тобой возникает выбор (например, съездить на весь день с твоими братьями и сестрами в монастырь или остаться дома с семьей, готовиться к экзаменам и заниматься), стоит «остановиться, оглядеться» и серьёзно решить, что на данный момент лучше, полезнее, чего душа просит.

Сегодня люди не всегда понимают, для чего живут, работают, учатся, и поэтому не всегда находят себя в жизни и в профессии. Быть может, не там ищут? В лучшем случае они считают, что нужно просто соответствовать некому уровню жизни: выучиться в школе и институте, пойти работать (чтобы как можно больше зарплата была, а то ведь не прожить, семью не прокормить), детей в люди вывести. Всё одно за другое цепляется, и наша жизнь превращается в рутину, не оставляющую даже повода для радости. Все несем свой крест, работая не там, где нравится, либо просто не зная и не видя своего истинного предназначения. К тому же о Боге перестаем думать… Прямо беда. Как с этим разобраться?

Конечно, здесь не должно быть крайностей. И везде должна быть мера. Вот какой пример привел Алексей Ильич Осипов, профессор Московской духовной академии, отвечая на вопрос «Как совместить работу военного, в органах внутренних дел, а также работу в шоу-бизнесе, клубе, ресторане с христианской жизнью, если у человека нет возможности менять профессию?»

«Сейчас у нас мораторий на смертную казнь, но представьте, что она есть, и, следовательно, требуются люди, которые будут приводить ее в исполнение. И вот пришел бы чиновник и сказал: даю большую зарплату, кто из вас согласен приводить в исполнение смертную казнь? Многие бы согласились? Думаю, нет. К чему я это говорю?
Я понимаю, в каких трудных условиях подчас существуют люди, но есть нравственные ограничения, которые мы переходить не можем. Они существуют, и это надо знать. Вспомните о мучениках, которые не просто попадали в тяжелые условия, а подвергались истязаниям, и они не отрекались от веры. Это надо помнить и это может нам помочь в таких сложных ситуациях. Если я понимаю, что работая здесь, отступаю от Христа, то я должен решить, кем я хочу быть: или — или. Возможно, завтра ты умрешь. Мы не знаем, сколько мы проживем. Никто не знает».

Жизнь наша будет тяжела, поэтому очень важно внимательно и с умом подходить при выборе своего дела, профессии. Работа и учеба не должны человеку мешать жить, а должны быть полезным, но и в тоже время приятным занятием. Сложно найти явную пользу, к примеру, от работы посудомойки, но ведь это можно считать своего рода послушанием. Однако в каждой профессии есть свои подводные камни, опасные стороны, где человек может затеряться. Что можно посоветовать в такой ситуации?

Businessman in front of a choice

Во-первых, обратиться, если есть такая возможность, к батюшке, к своему духовнику, чтобы выслушать его мнение о предполагаемом выборе места работы. Во-вторых, сесть и подумать, поразмышлять, чем ты занимаешься сейчас, для чего живешь, чем обоснован выбор дела, какую практическую и духовную пользу приносишь себе и другим окружающим людям? Подумать, не противоречит ли сегодня твоя работа/учеба христианским заповедям, а если противоречит, то в чем и как это устранить? Ответ обязательно окажется на поверхности!

Мы с коллегой по статье бурно обсуждали вопрос о значимости разных профессий,  их пользе и совмещения с христианским образом жизни. Мы взяли на наш взгляд самые наглядные примеры тех профессий, чем в основном занимаются наши братья и сестры. Это: политики/политологи, педагоги (дошкольных, образовательных и высших учебных заведений), музыканты, ученые.

С политикой и наукой дело обстоит сложнее всего. Как нам кажется, весьма субъективные профессии и действительно очень сложно не противоречить Библии, себе, своим принципам. Особенно если политик или ученый — публичные люди.

Преподавание — хорошее дело, передача ценных знаний и обогащение внутреннего мира учащегося. Однако есть грань между учителем и “домомучителем». Учитель дает знания, но вместе с тем уважает мнение своих воспитанников, помогает раскрыть индивидуальность каждого из них.

В музыкальном мире тоже есть свои сложности. С одной стороны, безусловно, работу нельзя назвать рутиной, всегда много ярких впечатлений от концертов, гастролей. Но на пути встречаются, достаточно возбудителей вируса под названием грех. Это и тщеславие, гордость, гордыня, зависть и т.д. и т.п. Есть и много плюсов: это учеба на практике — единения со всеми сидящих в оркестре или в любом другом музыкальном коллективе. А при таком раскладе все, особенно в момент концерта сплачиваются, и забывает о своей яркой и неповторимой индивидуальности, отрекается от самого себя ради великого, ради музыки, ради идеи общности.

Вход в Царствие Божие требует от нас постоянного служения Богу. Многие святые оставляли мирское и уединялись для молитвы и помощи ближним. Но нужно ли и нам, современным христианам оставлять работу/ учёбу ради служения? Очень ярко отвечает на этот вопрос притча о Блаженном Антонии Великом и Кожевнике.

 7_8«Однажды блаженный Антоний молился в кельи своей, и был к нему глас:
— Антоний! Ты ещё не пришёл в меру кожевника, живущего в Александрии.
Услышав это, старец встал рано утром и, взяв посох, поспешно пошёл в Александрию. Когда он пришёл к указанному ему мужу, муж этот крайне удивился, увидев у себя Антония. Старец сказал кожевнику:
— Поведай мне дела твои, потому что для тебя пришёл я сюда, оставив пустыню.
Кожевник отвечал:
— Не знаю за собою, что б я сделал когда-либо и что-либо доброе; по этой причине, вставая рано с постели моей прежде нежели выйду на работу, говорю сам себе: все жители этого города, от большого до малого, войдут в Царство Божие за добродетели свои, а я один пойду в вечную муку за грехи мои. Эти же слова повторяю в сердце моём прежде, нежели лягу спать.
Услышав это, блаженный Антоний отвечал:
— Поистине, сын мой, ты, как искусный ювелир (Мф. 13, 45-46), сидя спокойно в доме твоём, стяжал Царство Божие; я, хотя всю жизнь мою провожу в пустыне, но не стяжал духовного разума, не достиг в меру сознания, которое ты выражаешь словами твоими.»

Достичь Царствия Божьего можно и в миру, как кожевник. Он встретился с Богом в своем сердце и со смирением и кротостью молился о спасении ближних, занимаясь работой. Уединение, безусловно, полезно, но не у каждого есть возможность наедине с собой и Богом найти ответы на вечные вопросы и понимание, как этого достичь.

Так же с терпением и пониманием нужно относиться и нам к своим ближним. Будь то коллеги по работе или однокурсники. Ведь общаться приходится порой очень с разными людьми, с разным жизненным опытом, ментальностью. Тогда в полной мере перед человеком отрывается многообразие мира. К счастью в наше время православным христианам предоставляется прекрасная возможность ездить в паломнические поездки, лагеря, чтобы немного прикоснуться и даже пожить почти монашеской жизнью.

И обобщая всё вышесказанное работа, учеба, семья — это наш крест и мы обязаны его нести, а Бог, находясь в сердце человека, поможет нам любить своих ближних и помогать им.

Анастасия Тихонова
Анастасия Сошневская

Быть иль не быть? Бог знает!

Позавчера я страдала, что православным не дают строить храм во имя святого пророка Ильи.
И вчера я страдала, что православным не дают строить храм во имя святого пророка Ильи.
А сегодня я поняла, что у страдания и радости — общий корень!

57747878_Prorok_Iliya

Пророк Божий Илья. Фрагмент фрески Владимирского собора г. Киев. Художник Павел Сведомский

Можно ли жить в обществе и быть свободным от общества? Этот вечный вопрос недавно всплыл в моем сознании по причине того, что только утюг не спросил меня, как я отношусь к ситуации вокруг строительства часовни во имя святого пророка Ильи  в Петрозаводске рядом с мемориалом «Черный тюльпан». Если честно, я обычно молилась с другой стороны Первомайского проспекта, потому что однажды мне люди добрые показали поклонный крест, установленный у памятника, воинам, погибшим в Чечне, и сказали, что там будут возводить храм во имя святого Георгия Победоносца. Вот за руку взяли, отвели и показали. Теперь знаю. А так, новостей не читаю, форумы и комментарии терпеть не могу, на митинги не хожу, волю изъявляю, простите, непосредственно Вседержителю, потому что…  И сейчас я буду излагать частную позицию частного лица.

У меня никогда не было иллюзий, что мы живем в «православной стране» и что граждане, её населяющие, когда-нибудь массово будут питать теплые чувства в отношении  людей моего вероисповедания, какие бы конференции мы ни проводили и как бы художественно в любви или толерантности друг к другу ни клялись. Когда 16 мая мне сообщили, что  большинство участников публичных слушаний проголосовало против строительства храма в районе реки Неглинки, со мной не случилось инфаркта, и даже минимальное удивление меня не посетило. Чего еще ждать? Люди, которые не имеют никакого отношения к православию, решают: быть или не быть православному храму? Они, конечно, могут решать: нарушает ли строительство архитектурный ансамбль района, перекрывает ли магистраль, покушается ли на экологию и проч., т. е. те вопросы, которые касаются их личных интересов. Но дискуссия-то идет о другом: не допустить, чтобы эти мракобесы своих религиозных кормушек понастроили. И плевать, что храм будет посвящен воинам, погибшим в Афганистане, для большинства из которых Бог — это не пустой звук (на войне ж атеистов нет — факт непреложный). И что туда атеисты ходить под конвоем не будут. И что участок этот как никаких интересов не представлял, так еще сто лет представлять не будет. Главное — протрубить своё гордое «нет!» с использованием приемов информационной войны.

Таким образом, вопрос в задаче ставится следующим образом: как отнестись к хамству? Хрестоматийный        ответ из Книги книг: с терпением. Делай свое дело, молись о его благоприятном исходе и ничему не удивляйся. Потому что результат — всегда от Бога, а не от публичных слушаний.  И еще, Христос утешает даже посреди ядерного взрыва. «Сие заповедаю вам, да любите друг друга. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15, 17-19).

Мир всё ещё нас ненавидит. Аллилуйя!

Валентина Калачева

Ирония и юмор в Четвероевангелии

Данная тема не только многогранна и многоаспектна как человеческая жизнь, но и спектр мнений различных авторов по данной теме расходятся диаметрально в противоположные стороны. Необходимо уточнить, что говоря об иронии и юморе в Четвероевангелие мы неизбежно приходим и к рассмотрению личности самого Христа.0_114f94_b6f408cb_orig

Существует давнее традиционное убеждение в том, что «Иисус Христос никогда не смеялся». Сергей Аверинцев в книге «Бахтин, смех, христианская культура» так объясняет эту убежденность: Богочеловек Христос изначально свободен и свободен абсолютно. Воплощением он осознанно ограничивает свою свободу и в освобождении он не нуждается. С. Аверенцев считает, что «предание, согласно которому Христос никогда не смеялся, с точки зрения философии смеха представляется достаточно логичным и убедительным. В точке абсолютной свободы смех невозможен, ибо излишен.» И тут же он уточняет, что «если смеховой экстаз соответствует освобождению, юмор соответствует суверенному пользованию свободой»[1]., таким образом, утверждая, что юмор был присущ Христу как личности.

Начиная открывать для себя новый мир – мир Христианства, мир со Христом, мене как новоначальной кажется, что очень многие, рассуждая о Христе, его личности, о том смеялся ли он, доносят до нас свое впечатление, пропущенное через себя, через присущие тому или иному автору черты. Почему-то так и хочется сказать: «Каждый понимает в меру своей испорченности». Это созвучно в какой-то степени тому, что пишет о. А. Шмеман. Из дневника отца Александра Шмемана: «14 декабря 1973 г. “Христос никогда не смеялся”. Думал об этом во время Christmas Party в семинарии, где смехом, очень хорошо сделанными сценами из семинарской жизни как бы «экзорцировались» все недоразумения, все испарения нашего маленького и потому неизбежно подверженного всякой мелочности мирка. Разные качества смеха. Но есть, несомненно, смех как форма скромности. Восток почти лишен чувства юмора — отсюда так много гордыни, помпезности, наклонности tout prendre au tragique. Меня всегда утомляют люди без чувства юмора, вечно напряженные, вечно обижающиеся, когда их низводят с высоты, «моноидеисты». Если «будьте как дети», то нельзя без смеха. Но, конечно, смех, как и всё, — пал и может быть демоническим. По отношению к идолам, однако, смех спасителен и нужен больше, чем что-либо другое».[2]

Необходимо понимать, что текст Четвероевангелия написан людьми, хоть это и Богодухновенный текст. Можно предположить, что даже если смешных моментов, ситуаций было больше в самой повседневной жизни Христа, то они вполне могли стереться из памяти как неважные.

Христос соединял в себе две природы и Божественную и Человеческую. И те сторонники мнения, которые утверждают, что Христос не смеялся, был серьезен и в его речи отсутствовал юмор и ирония, возможно говорят об этом, лишь из глубокого почтения к Его Божественной природе. Но очень важно видеть в Христе и человеческие черты. В своей книге «О Христе и Церкви» о. А. Мень говорит так: «Вопрос о человеческой индивидуальности Иисуса некоторым людям кажется совершенно неважным, потому что внутренне воспринимая Христа Спасителя, видя Его внутренне, они полагают, что уже совершенно не имеет значения, каков Он был в глазах окружавших Его людей. Но догматически, богословски, глубинно это на самом деле очень важно. Потому что иной подход как бы сползает в сторону монофизитства — древней ереси, которая видела в Христе только Божественное, но не видела в Нем человеческого. И именно Вселенские Соборы настояли на том, что Христос был совершенный Человек.»[3]

Он был не только Богом, но и Человеком. Мы читаем у Апостола Павла в 1-м послание к коринфянам, 9:20-22: «для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых.» Я думаю, что если такие качества были у апостола, то и Христос наверняка обладал ими. Даже когда мы думаем о Христе как об идеальном Богочеловеке, нужно понимать, что чтобы быть понятным и доступным для всех, надо обладать всей полнотой человеческих качеств и из любви снизойти до уровня тех, кого ты пришел спасти, а значит и смех и юмор и ирония, как части человеческого существа, неизбежны в жизни Христа.

В тексте Евангелия мы видим, что Христос  постоянно использует притчи, и в этих притчах достаточно юмора и иронии. Отец А. Мень пишет что «некоторые авторы подчеркивают: Христос никогда не смеялся. Прямого текста, где было бы сказано, что Он смеялся, нет, но юмора и иронии в Его речах очень много. Кстати сказать, Христос создал жанр притчи, потому что в Ветхом Завете слово «притча» означало афоризм (было такое слово машал, оно означало «краткая мысль»; мы его переводим как «притча»).» И вот еще: «Я бы сказал, что семьдесят процентов притч должны были быть произнесены и услышаны с улыбкой. Начиная даже с маленького примера, когда Он говорит: ну, ничем не угодишь им. Пришел Иоанн Креститель — не ест, не пьет, живет в пустыне, говорят — в нем бес. Пришел Сын человеческий, ест, пьет — вот, говорят, обжора и пьяница».

Притчи – это замечательный инструмент, который позволяет твоему собеседнику соучаствовать, сочувствовать, сопереживать происходящему, вовлекаясь в процесс, и самостоятельно делать вывод, освещая наш разум инсайтом, формируя образное, цельное восприятие и принятие вывода как части себя. Продолжу цитировать о.А.Меня: «И заметьте, что в этих рассказах, этих новеллах вывода почти никогда не бывает (как в баснях: «Мораль сей басни такова…» — этого не бывает). Почему? Это не случайно. Потому что в притче Он дает ситуацию, и человек должен внутренне, как говорят, экзистенциально, почувствовать эту ситуацию и найти ответ. Свой ответ.»

Клементина Мадзукко организатор научно-богословской конференции «Смех и комедия в древнем христианстве», проходившей в университете итальянского города Турин в феврале 2005 года, считает, что «сам Иисус Христос и первые христиане не были лишены чувства юмора. В Писании можно найти множество ситуаций и диалогов, где присутствуют ирония и даже сарказм». По мнению ученой, лучше всего юмор времен Христа проявляется в эпизоде с Закхеем (мытарем невысокого роста, который был вынужден залезть на дерево, чтобы увидеть Иисуса), и в словах будущего апостола Нафанаила «из Назарета может ли быть что доброе?». (Ин. 1:46)

Еврейский юмор известен всему миру своей глубиной, мудростью и жизненной практичностью. Так сказать практичное применение духовного, преломление духовного на материальное, или точнее, соединенного с житейской мудростью. «— Скажите, ребе, что будет, если я нарушу одну из заповедей? — Что будет?! Что будет… Останутся еще девять.»[4] Смею предположить, что эта национальная черта была присуща этому народу со времен Авраама и Саары (имя их сына в переводе означает «смех»).

Мы знаем из Евангелия, что Иисус хорошо знал Писания и Пророков, опирался на них.  В статье священника Филипп Парфенов «Немного о юморе и иронии в Евангелии»[5] приводится параллель между цитатами Христа из Евангелия, и ироническими местами Талмуда, которые созвучны им. Например: «когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе…» (Мф. 6, 16-18). И цитаты Талмуда о подобных фарисеях:

— фарисей-шикми (плечо)  В Иерусалимском Талмуде ( Брахот, 14б) сказано: тот, кто выполняет заповеди на своем плече (шекем), т.е напоказ; — фарисей-никпи (спотыкающийся; согласно Иерусалимскому Талмуду, он говорит: удели мне минутку, пока я исполню заповедь); — фарисей-кизай (истекающий кровью). Чтобы не смотреть на женщин, он бьется лицом о стену; — фарисей-пестик — склоняющий голову подобно пестику; — фарисей, постоянно вопрошающий: каковы мои обязанности?

Фраза Иисуса о богатых: «удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19, 24) перекликается с ироничностью Талмуда: «Ты, наверное, из Пумбедиты, где слонов пропускают через игольное ушко» (Вавилонский Талмуд, Бава Мециа, 38б (Пумбедита был  город в Вавилонии, центр талмудической школы.)).

Крылатая фраза про сучок в глазу ближнего и бревно в своем собственном (Мф. 7, 3-5; Лк. 6, 41-42) также созвучна иронии Талмуда: «Раби Тарфон сказал: «…ибо если один говорит ему: «Удали крупинку с глаз», он ответит: «Удали бревно из глаз своих!» (Вавил. Талмуд, Аракин 16б, Баба Батра 15б).

Можно заключить, что юмор Христа и ирония, которая встречается в его словах в Евангелие традиционны для народа и культуры того времени.

Самым остроумным из всех четырех Евангелий по мнению прот. Александра Сорокина («Христос и Церковь в Новом Завете»)  является Евангелие от Иоанна, что делает его, в том числе и поэтому, самым глубоким, богословски глубоким. По его мнению, остроумие и ирония позволяют посмотреть на явления жизни по-новому, избегая стереотипа, сформировавшегося в обществе.[6] Тонкая ирония является неповторимой особенностью этого Евангелия. Основным его контекстом выступает раввинистический иудаизм, который рассматривается не только как «наследник» Ветхого Завета в его Предании и Писании, но и как закостенелая оболочка, которая обличается за плотское восприятие Божественных истин и отсутствие жизни. Как пример можно привести один из последних диалогов Иисуса с иудеями. Иисус горько усмехается, потому что спорить уже не о чем: 25 … Иисус отвечал им: … 30 Я и Отец — одно. 31 Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. 32 Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? 33 Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом. 34 Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги? 35 Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, — 36 Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? (Ин. 10, 25-36)

Иисус цитирует слова «Я сказал: вы боги» (ст. 34) из Пс. 81. В псалме говорится о ложных богах, которые есть ничто перед истинным Богом: 1 Бог стал в сонме богов; среди богов произнес суд: … 6 Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы; 7 но вы умрете, как человеки, и падете, как всякий из князей… (Пс. 81, 1. 6-7; ср. Ис. 41, 23) Мы видим, что смысл слов в цитате искажен, фраза вырвана из контекста и можно сказать, что такой прием возможен лишь тогда, когда дискуссия как таковая бессмысленна. Иисус произносит эту фразу перед людьми, вооруженными не аргументами, а камнями (см. Ин. 12, 39-40).

В Иисусе нет буйства страстей, мы чувствуем стержень – Волю, которая позволяет управлять собой, становясь с рыбаками – рыбаком, с мытарями – мытарем, с фарисеями – фарисеем (если я смею так сказать («Дерзай дщерь!»)), и при этом внутренне сохранять свою сущность, не приступать Закон Отца, опускаясь самому – возвышать, возводить окружающих до своей высоты. Даже будучи абсолютно свободным внутренне (со слов С.Аверенцева) Он мог смеяться вместе со всеми из любви к ним, освящая плоть Божеством. Но его смех, юмор, ирония отличались от общечеловеческих чистотой намерения. Прав о.А.Мень говоря, что «Абсолют юмора — это Бог. В божественном юморе, в отличие от человеческого, отсутствует пошлость».

Мера, напряжение души, трезвление и осознанность, цельность, полнота и простота жизни, которые рождают тихую радость, улыбку, но не буйство страстей, не гомерический смех и плотский юмор. «Глас хлада тонка и тамо Господь» (3 Цар 19:11-12).

[1] http://krotov.info/library/01_a/ve/rinzev_029.htm

[2] http://predanie.ru/lib/book/70829/

[3] http://modernlib.ru/books/men_aleksandr/o_hriste_i_cerkvi/read/

[4] http://ja-tora.com/evreiskii-iumor-david-lavie/ Еврейский юмор

[5] http://www.pravmir.ru/nemnogo-o-yumore-i-ironii-v-evangelii/#ixzz3ahQHlqZi

[6] http://predanie.ru/lib/book/67523/

 

Ирина. Печатается в авторской редакции.

В нашем городе строили храм…

3e2bab_ffd82fcda1bb42efb43344defc102f7c

Воскресенская церковь и часовня блаж. Фаддея Петрозаводского Петрозаводск, Соборная площадь, 2016г.

Никак не могу перестать удивляться первой реакции многих людей, когда они слышат новости о строительстве нового храма. И тебе пикеты, и гневные комментарии в соц. сетях и тому подобное. Порой даже создаётся такое впечатление, что для людей это вопрос жизни и смерти. Но ведь, если подумать, так оно в принципе и есть, только термины «жизнь» и «смерть» в данном случае должны восприниматься иначе.

Что такое вообще «храм»? Для многих это — место «работы» священника, ещё один филиал, форпост Церкви в городе, в котором только и делают, что торгуют да обманывают. Печально, но, судя по нелестным комментариям под новостями, некоторые именно так и думают. Не зная реальной ситуации, видя только внешние детали устроения церковной жизни, которые, конечно, никогда не будут идеальными, человек уже сразу выносит свой вердикт, осуждающий и священников, и патриарха и с ними всю Церковь. Но почему этот вопрос не так волнует людей верующих, прихожан храма, которые отнюдь не слепы и не глупы? Слушая порой отзывы людей далёких от Церкви, можно иногда даже подумать, что они знают о личной жизни священников и финансовой ситуации в храме, в котором почти и не были, больше, чем сами прихожане. А дело в том, что человек всегда и везде находит то, что ищет. Хочет соединения с Богом, жизни вечной и победы над своими пороками и страстями — он это и получает в молитве и таинствах Церкви. А захочет найти что-нибудь нехорошее, порочащее и унижающее духовенство — будет искать, долго и упорно, и найдёт, рано или поздно, потому что один Христос только без греха.

Для каждого верующего православного человека храм — это святыня, за стенами которой должны оставаться все мирские дела, заботы, разговоры и даже мысли. Здесь человек отдаёт всего себя молитве и богомыслию, здесь совершаются таинства Церкви, величайшее из которых — святая Евхаристия. Каждый храм как маленькая свечка, горящая во мраке; надёжный и безопасный корабль, плывущий по бурному житейскому морю. Звон колоколов пробуждает душу, напоминая ей о грядущем вскоре Спасителе, о радости и красоте Царства Небесного. Конечно, в храмах бывают разные люди и ситуации, потому что у каждого из нас свои недостатки, которые не всегда удаётся сдерживать, но несмотря ни на что в сердце каждого прихожанина всегда горит огонь веры и живёт желание победить все свои слабости.

И вот для того-то и нужен храм — будить наши сердца, хранить в себе святость и чистоту, нести людям свет и радость, быть надёжным и тёплым пристанищем. Издревле русский человек вкладывал в храм все свои силы и средства, стараясь своей работой прославить и возблагодарить Бога. Так храм Христа Спасителя, шедевр русской архитектуры 19 века был построен в благодарность Богу за дарованную победу над Наполеоном. Сейчас храмы строят на средства меценатов и простых прихожан, и эти люди сами вправе решать, на что будут потрачены их деньги. И нет никакой необходимости осуждать тех, кто, заботясь о своей духовной жизни, о спасении души жертвует деньги на строительство храма — это их личный выбор. Поучительным должен быть для каждого из нас пример жителей дер. Брюхово в Медвежьегорском районе, которые сами находят силы и средства и понемногу восстанавливают свой древний храм, закрытый в годы советской власти. Или в самом Медвежьегорске жители переделали под храм бывший городской клуб. Почему они это сделали? Потому что вера и молитва для них оказались важнее дискотеки. А нам не хочется пожертвовать для храма совсем малым — маленькой заросшей лужайкой в центре города…

Роман Садовничий

Дщерь дерзнула, или Как сварить кашу по-православному

Зарисовка.

Современный мир, в какие бы религиозные, парадигмы себя ни вписывал, считает, что им правят деньги и секс, что отношения полов надо анализировать, как в анекдоте  «А как вы познакомились? —  Да мы вместе проснулись!». А это является ложью. Миром всё так же правил, правит и будет править Бог. Без вариантов.

На днях я случайно столкнулась со статьей (в новостную ленту мне какими-то ссылками просочилась) на уважаемом проженском православном портале «Демоны не ходят в «Ашан», или В чем секрет популярности «50 оттенков серого», в суть которой мне даже вдаваться не хочется, потому что «оттенки серого» притянуть к православной проблематике — это надо неограниченную фантазию иметь. Хотя, наверное, «консервативный портал для женщин» может себе это позволить. Пробежала глазами и подумала, насколько постоянен мир. Мы тут кричим о глобальных изменениях, цифровых эрах, полёте времени, а по сути — всё одно и то же, из года в год. Где однажды застряли, там и стоим. Только игрушки в руках поменялись. Раньше на пишмашинке поведение «демонов» анализировали, сейчас по клавиатуре или экрану долбим…

В общем, первая заповедь, которую я в духе профессора Преображенского сотворила сама для себя после того, как воцерковилась, звучала так: не читать православный интернет, особенно до обеда. Ну и, естественно,  «не говорить за обедом о большевизме и о медицине». Чтоб не икалось. Решила не то, чтобы вообще отключить православный контент, но подходить к нему крайне избирательно: толкования на Евангелие, писания Святых Отцов, жития, лекции авторитетного духовенства,  а если публицисты-полемисты какие, то только проверенные временем, как золото. И абсолютное табу на форумы.

Сломалась я тогда на «женском вопросе». Поскольку воцерковление совпало с замужеством, то я из кожи вон лезла, чтобы узнать, как должна жить православная жена, чего такого ей подобает делать, о чем молчали на занятиях по «половому просвещению» (а в моей «экспериментальной» советской школе уже было такое, хотя и училась я давно). Среди родни православных жен не наблюдалось, поэтому вся надежда была на теорию и советы «опытных» и «бывалых».

В глобальной сети я сначала наткнулась на настоятельно рекомендуемую экзотическую книгу «Дерзай, дщерь!» некой монахини N, которая потрясла меня до глубины неоперившейся души глубокими монашескими познаниями в области тонкостей семейной жизни, светских нравов, работ Вейнингера и поэзии Цветаевой с Дикинсон. Т. е. к моему вопросу о женских обязанностях прибавился еще один: стоило ли покидать мир, чтобы потом плавать в его мутных информационных потоках? Это я сейчас вежливо выразилась. Тогда я мыслила попроще — «валяться в его помойке». Книжка доверия не вызвала.

А совесть не успокоилась, всё грызла и заставляла докопаться до сути. Тернистый путь лежал через многокилометровые статьи о длине юбки, помноженной на ширину сердца, о перечне грехов, типа «делала химическую завивку, слишком часто стирала, слишком часто мылась» (это я не утрирую, а констатирую факт), о том, как поубедительней убояться мужа и т. д. После чего я интернет отключила вовсе, и путем проб и ошибок пришла к выводу: лучше буду жизнь строить, опираясь на слова апостола Павла о том, что во Христе нет разделения на мужчину и женщину – нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28). Просто Церковь — корабль спасения, а брак — парус ли, весло, мотор, т. е. одно из средств ко спасению. В одиночку спасаться очень сложно, поэтому муж или жена даны человеку в помощь в том самом деле спасения. И когда в твоей иерархии на первом месте Бог, на втором — муж, на третьем — ты сама, то специфика «женского» вопроса теряется. А «оттенки серого» вообще не входят в круг вопросов для приложения ума. Т. е. ты делаешь — ладно, будем честными, — стараешься делать, чтобы другому было с тобой хорошо, чтобы он не изнывал под гнетом дурно понятой веры. Всё. Ключ найден, дверь отворилась. Не существует каши, сваренной по-православному. Есть каша, которую любит тот, кому ты её варишь. Нет православного руководства по мытью посуды. Есть тот, кто устал её мыть, и за которого ты это сделаешь так, чтобы он не думал, где бы взять кредит, чтобы покрыть твои моральные расходы.

На том и успокоилась. И возвращаясь к началу зарисовки, полагаю, что надолго.

Валентина Калачева

Чудо

FOhDi6jSYwkБлизость чуда ослепляет. Это всё равно, что ночью взглянуть на ярко вспыхнувший фонарь. Потом некоторое время ничего не видишь — ни людей, ни окружающих предметов, ни себя. Тотальная слепота. Если проанализировать нашу чувствительность к чуду, то, скорее всего,  мы существуем в режиме перманентного чуда, поскольку большинство дальше носа своего ничего не воспринимает. Да и в районе носа нечетко. Иначе как объяснить тот факт, что нас окружает бессчетное количество недовольных  и хмурых людей, с печатью мировой скорби на челе всё больше по причине покупки «Лады-Калины» «этим паршивым Васькой». И всё-то им тошно: президенты, премьеры, попы, губернаторы, начальники на работе и родня дома… Даже кондукторша в троллейбусе — и та не радует, с раннего утра деньги клянчит, зараза! Минуточку! Мы ходим по земле пропитанной кровью насквозь — кровью многотысячных умученных ГУЛАГом и многомиллионных непрекращающихся абортов, на которые отчисляем налоги, как минимум. Мы, за редким исключением, наследуем цареубийству и истреблению цвета нации в 37-м году. Мы десятилетиями носили вериги каторжников на строительстве «светлого будущего». Почему это вдруг наша участь должна напоминать райский сад или, на худой конец, магазин длиною в Европу?

Однако, оглянитесь, мы можем ночью выйти на улицу с неплохими шансами вернуться домой, чего не скажешь о некоторых государствах мира. Берег Онеги куда дружелюбней берега Сомали, хоть там и теплее. Взрывы мы видим в интернете, а не в «Макси». Наши дети ходят в школы с уровнем бесплатного образования, которое всё ещё не снилось трети земного шара. Пушкин стоит дешевле водки. Врачи спасают от смерти, даже если при тебе нет страхового полиса. Список можно продолжить. Это ли не чудо для нас, зооподобных? Но даже это может накрыться медным тазом, если мы не изживем комплекс старухи, ошалевшей от эксплуатации золотой  рыбки.

Неблагодарность  ведь — разрушительная сила. Круче ракеты «земля — воздух». Хотим убедиться на личном опыте? Вряд ли.

А теперь relax.

 

Я не верую в чудо…
Е. А. Евтушенко

Я верую в чудо
Рождества, Воскресения,
Зарождения жизни
В травке весенней,
Чудо Оптиной пустыни
И Валаама,
Чудо первого тихого
Слова «мама»,
Я верую в чудо
Тишины и молитвы,
С грехами своими
Изнурительной битвы,
Чудо доброго дела,
Очистительных слез…

Я верую в чудо,
Чей виновник — Христос.

Валентина Калачева