Ежемесячные Архивы: Июль 2016

Рубашка, вилка и стакан как поводы для христианской проповеди

Частное мнение частного лица

Начну эпически, как Цой в «Игле»: «Знаешь, Спартак, люди делятся на две категории…» Итак, большинство окружающих людей в отношении свершений делятся на две категории: одни не покладая рук трудятся, отключив зачем-то голову, другие серьезно годами размышляют — этим начиная, этим же и заканчивая. В лице отца Георгия Максимова из Москвы, встреча с которым состоялась вчера в приходском доме Александро-Невского собора, мы видим счастливую встречу рук с головой, т. е. дела с мыслью. Дела его известны многим, благодаря священному прибору грамотного потребителя теле-еле-визору. А с мыслями мы познакомились вчера. Батюшка прочел лекцию «Современные духовные угрозы в обществе». Впечатление произвел человека верующего. Абсолютно ничего смешного. Для меня верующий — это тот, кто всегда помнит о Христе, чья картина мира железобетонно Христоцентрична. Вы всегда о Нем помните? То-то и оно.

Говорил отец Георгий об актуальных вещах — неоязычестве (пока еще прямо не пересекалась) и о расколе внутри Церкви (пересеклась и вот уже третий месяц хочу на стенку залезть, но она, зараза, вертикальная, так что сползаю, от чего не легче). Я бы в этот круг вопросов вписала еще один, не сильно проявленный, но не менее острый, т. к. касается и православных в том числе, — это деструктивная деятельность всяких низкопробных психологических центров, консультаций, школ, которые под эгидой «познай себя» разрушают семьи («Враги человеку — домашние его, и муж — первый враг жены, не дает, гад, в эмпиреи воспарить с кастрюлями своими!»), меняют людям сексуальную ориентацию («О! Я наконец-то прозрел, кто я на самом деле!»), вмешиваются в традиционное воспитание детей («Внуки — это обуза для самосовершенствования бабушки!») и даже таким тихим людям, как я, всё больше кажутся претендентами на кол.

ul7KqlrvP_4В мороке иллюзорного мира, созданного прохвостами, пребывают не только неоязычники, но и те, кто о Боге не задумывается. Сиречь большинство. Древние, по-моему, говорили, что если ты не будешь верить в Бога, ты будешь верить во все. Поэтому фанатеют от псевдохудожественной литературы с Перуном, стреляющим из бластера, бабушки-чародейки, работающей под лозунгом «Сниму. Порчу!» (занятная вещь — пунктуация), тетеньке, ловко жонглирующей основными категориями гуманистической философии — философии человекобожия: «Полюби себя! Полюби себя!». Свято место пусто не бывает.

Ну да нельзя объять необъятное.

Пересказывать выступления не буду. Поделюсь размышлениями — утешительными и не очень, на которые меня натолкнул прослушанный монолог. Мы ж не за фактами на лекции ходим, а за пищей для ума и сердца. За тем, что останется после неё.

Меня, конечно, в глубине души занимает жизнь иноверцев — якутов-язычников, бурятов-буддистов, диких амазонских племен, но… На днях приехала ко мне подружка из Санкт-Петербурга, пили мы чай, и я ей рассказывала, какая у Православной Церкви необъятная миссия в мире. Нет нам преград — ни в Рейкьявике, ни в Антананариву. И жители Индии внимают нашей проповеди, и индонезийцы не отстают. Она так покивала понимающе и говорит: «Хорошо. А с православными в России проблемы кончились?» И скажу честно, что проблемы православных в России меня трогают куда больше, чем атеистов наших же широт или граждан Туркмении. Прости меня, Господи! Не в том смысле, что вот давайте теперь забьем на Зимбабве, сто лет их не знали и еще сто лет не будем знать, пусть их там архангел Гавриил назидает, у него миссия такая — благовестить. Но и своих забывать не будем. Потому что придем мы в ноябре на очередную научную конференцию «Православие в Карелии» и будем разбирать «уроки 1917 года», где самым главным достижением станет то, что нам после богослужений руки не заламывают и не увозят в неизвестном направлении. Радуйтесь! Всегда. Кто, допустим, сталкивался с преподаванием православной культуры на нашей «территории толерантности», меня поймет лучше родной матери.

Посему лекцию отца Георгия я воспринимала с «патриотических» позиций. Особенно, когда он стал про больницу рассказывать — рубашки-вилки, помощь ближнему в мелочах. У меня тоже был полугодовой опыт пребывания во всяких больницах — от скромной городской до пафосного федерального медицинского центра, строящегося под надзором первого лица государства. Так вот таким же образом я там «христианизировала» не туарегов, а простых российских граждан, крещенных в Православной Церкви, редко кто из них помнил когда и зачем. И я вот двумя руками готова подписаться под словами отца Георгия, что лучшая проповедь — это когда ты себя с людьми ведешь по-человечески. Не оскорбляешь, не воруешь, не высмеиваешь, не огрызаешься, как пес цепной.

Вот как работает мысль у современного человека (на примере больниц, где я лежала): ты подаешь безногому стакан воды не потому, что здравый смысл не велит тебе поступать иначе, а потому, что тебя где-то этому научили. Специально. А если ты человек с крестом на шее, то где тебя научили упражнениям со стаканами? Правильно, в Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, к коей у безногого сразу же возникают теплые чувства и интерес: а чему еще там учат, помимо подачи стаканов? И ты можешь рассказать — чему. И тебя могут услышать. Так может зародиться вера. И отнюдь не в часы Патриарха, которые тут же, одномоментно, аннигилируются в памяти жертв СМИ.

И любовь здесь, по словам отца Георгия, — действительно громкое слово. Потому что мир настолько истерзан, что уже согласен на сочувствие, понимание и просто не-осуждающий взгляд.

Похоже, не зря лекция была, да?

Валентина Калачева

Историческое чудо

56927.bИногда приходится сталкиваться с весьма распространённым мнением о христианстве как о религии рабов. «Всё это басни с незапамятных времён, которые придумали для того чтобы поработить людей этой проповедью смирения и превратить в послушную серую массу, которой легко управлять» — примерно в таких словах оно выражается. Это мнение довольно распространено среди современной молодёжи. Считается, что исторически у христианства нет достаточного основания, а заповеди и нормы навязаны государством. Такие мысли стали активно появляться в 19-ом веке и как видно не утратили своей злободневности.  А что верующие люди могут сказать на этот счёт? Действительно, мы редко задумываемся над историческим обоснованием нашей веры. Чаще всего для нас важнее «личная встреча с Богом», когда мы чувствуем, что Он есть, в результате каких либо событий или переживаний. И немногие осознают, что христианство — вопиющий исторический парадокс, о котором просто необходимо знать!

Христос призывал нас «возлюбить Господа Бога своего всем сердцем своим, и всею душою своею, и всем разумом своим» (Св. Евангелие от Матфея 22:35-38). Поэтому очень хорошо, если наша вера будет иметь твёрдое основание в понимании того, что произошло две тысячи лет назад.

Историчность Иисуса Христа

Действительно, существовал ли Иисус Христос как историческая личность?! Мы в это верим, но какие есть доказательства этому?  Конечно же, всё Евангелие написано о Христе, Его жизни и проповеди. Для многих христиан этого доказательства уже достаточно. Но также есть ряд древних нехристианских исторических свидетельств о Христе и его последователях, которые прямо или косвенно указывают на Его существование. Некоторые из них могут быть очень интересны. Приведём цитаты.

Иосиф Флавий «Иудейские древности»:  «Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлёк к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию влиятельных лиц Пилат приговорил его к кресту. Но те, кто раньше любили его, не прекращали любить его и теперь. На третий день он вновь явился им живой, как возвестили о нём и о многих других его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне ещё существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по его имени.»

Корнелий Тацит «Анналы»: «Но вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощрённейшим казням тех … кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме… Их умерщвление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах, или обречённых на смерть в огне поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения. Для этого зрелища Нерон предоставил свои сады.»

Светоний Транквилл «Жизнь двенадцати цезарей» (о правлении императора Клавдия): «Иудеев, постоянно волнуемых Хрестом, он изгнал из Рима.»

Переписка Плиния младшего и императора Траяна: «Всяких тебе благ! У меня уже вошло в привычку приносить для твоего рассмотрения всякое дело, в котором я не уверен или сомневаюсь. Потому что кто может лучше тебя управлять моими нерешительными суждениями или же пополнить мою некомпетентность в познаниях? До моего вступления в управление этой провинцией я никогда не вёл допроса христиан. Я в этом некомпетентен и не могу решить, какова цель судебного расследования и наказания в этом деле… Между тем, я поступал с такими, которых приводили ко мне, как христиан, так: я спрашивал, действительно ли они христиане. Если они упрямо настаивали на своём, то я приказывал их уничтожить… Другие же сначала объявляли, что они христиане, а затем отрекались от Него… О их прежней религии они говорили… и сообщали следующее: они имели в определённый день перед восходом солнца собираться вместе и совместно воспевать гимны Христу, как Богу, давать перед Ним обеты никогда не делать нечестия, не заниматься кражей, воровством или блудом, не нарушать данного слова, не удерживать данного им в залог. После же этого их обыкновением было принимать участие в безобидной трапезе, на которой все они поступали без какого-либо нарушения порядка. И этот последний обычай они исполняют, несмотря на то что по твоему повелению обнародован мною указ, запрещающий всем общинам поступать так… Число обвиняемых так велико, что дело заслуживает серьёзного разбирательства… Не только города, но и малые деревни, и полупустынные места переполнены этими иноверцами…»

Письмо Мары бар Серапиона (написано неким сирийцем своему сыну позднее 73 г. ): «… Что выиграли афиняне, казнив Сократа? Голод и чума обрушились на них в наказание за их преступление. Что выиграли жители Самоса, предав сожжению Пифагора? В одно мгновение пески покрыли их землю. А что выиграли евреи, казнив своего мудрого Царя? Не вскоре ли после этого погибло их царство? Бог справедливо отомстил за этих трёх мудрых мужей: голод поразил Афины, море затопило Самос, а евреи, потерпевшие поражение и изгнанные из своей страны, живут в полном рассеянии. Но Сократ не погиб навеки — он продолжал жить в учении Платона. Пифагор не погиб навеки — он продолжал жить в статуе Геры. Не навеки погиб и мудрый Царь: Он продолжал жить в Своём учении.»

Таковы одни из самых известных нехристианских свидетельств о Христе. Они написаны в первых веках, до принятия христианства государством, в большинстве случаев враждебно настроенными авторами. Есть и другие, менее наглядные свидетельства, а также множество косвенных. Всё это в полной мере позволяет считать Иисуса Христа реально существовавшей исторической личностью. Нет научных оснований утверждать обратное.

Возникновение и распространение Христианства

События описанные в Евангелии происходили в маленькой иудейской провинции на окраине Римской Империи.  Христос, с социальной точки зрения, был Странником у которого даже нет дома — «а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову » (Св. Евангелие от Матфея 8:20). То есть, в масштабах Рима эти события были очень незначительны. И вообще перспектив у христианства как у религии было мало:

  • Основателя христианства осудили за Его учение и предали самой позорной в то время казни — распятию на кресте;
  • с момента своего появления христианство считалось незаконным и подвергалось жестоким гонениям сперва в древнееврейском обществе, а затем и во всей Римской Империи;
  • с самого начала это учение несли нигде не учившиеся рыбаки и вообще самые простые люди;
  • само учение многим было не понятно и не очень-то привлекательно, так как призывало к отказу от материальных благ и прочим ограничениям;
  • первые христиане были презираемы в языческом римском обществе.

Казалось бы, у такой религии нет будущего. Но что в результате? Уже в 313 г. (спустя 280 лет после распятия Иисуса Христа) количество христиан стало настолько велико, что бороться с ними оказалось бессмысленно! Христианами становились не только бедняки, но и люди высших слоёв общества. Их истязали на аренах цирков, скармливали диким зверям, распинали и сжигали, но это не помогало. Римская Империя по сути вынужденно принимает христианство, которое вопреки всему широко распространилось «снизу».

Как могло учение, развивавшееся во враждебной для себя среде, без единого центра и организации за относительно короткое время разрастись до масштабов Римской империи и стать в ней преобладающей? Что это? Чудо?!

Вероятно, первые века христианства были временем чрезвычайного действия Святого Духа. Так люди, которые принимали и исповедовали Христа, получали от Бога чудесные дары, о которых неоднократно упоминает апостол Павел (исцеления, пророчества, познания, проповеди…). То, что Господь позже давал святым за большие подвиги и смирение первые христиане получали почти даром! Видимо Богу было угодно, чтобы мы, маловерные, так быстро приняли Истину. Можно ли найти здесь другое объяснение?!

Конечно, для каждого конкретного человека вопрос веры очень личный и никакими доказательствами тут не покроешь. Нам нужно живое чувство Бога, хоть когда-то, хоть чуть-чуть… Все по-своему приходят к вере, и в этом не наша заслуга, а милость Божия. Но всё таки знать историю своей религии полезно, тем более что христианство это действительно историческое чудо!

Кирилл