Колхоз — дело добровольное…

Автор: | Август 21, 2016

Эти слова известны даже тем, кто в Советском Союзе не жил. И произносятся они с горькой усмешкой, с пониманием того, что выбора-то на самом деле нет. Какое отношение имеет это изречение к современной церковной жизни? Прямое! Потому что у нас всё добровольно. И выбор есть.cheryuzh1207

Когда я стою летом на воскресной литургии, то понимаю, что среди молящихся не то что есть, где яблоку упасть, а можно и арбузов с десяток прокатать. Была бы нужда. Скорбно умолчу о количестве причастников. Нет, не удержусь, скажу. Потому что в последний раз священник не выдержал и завопил от полноты сердца, что Господь вообще-то ждёт, товарищи-богомольцы. И выкапывание картофеля, сбор грибов-ягод, внуки, дурной начальник, олимпиада и неоязыческое капище по имени «дача» — слабые отговорки. Вы ж молитесь про «хлеб наш насущный», так вот он, «примите, ядите». Не хотят. Даже произнести страшно. Почему?

По большому счету, это краеугольный вопрос каждого христианина. Встал утром и спроси себя: «Почему мне не нужен Христос?» Зачем нужен — понятно, даже не ежу. Зуб болит, машина сломалась, жена пилит, безденежье достало, Медведев опять неловко выразился, сын-школьник с порносайтов не вылезает, да и вообще новостная сводка провоцирует на смертные грехи (а ведь смотрим, вникаем и усердно питаем душу картинками «чешуйчатого мультипликатора»). Служебный дух. Вместо волшебной лампы Аладдина. А теперь поставим всё с ног на голову, чтобы обострить углы ситуации и заодно своё зрение для их рассмотрения. «Почему мне не нужен Христос?».

Я помню орды народа, потянувшиеся в храмы в 90-е годы. Горящие глаза и точно такие же сердца. Казалось, еще лет десять потерпеть — и здравствуй, Русь Святая, вот мы благодарные потомки твои, куда идти прикажешь? В какой стороне рай? Ан нет, не так все просто оказалось. Где те орды? Я вижу их разрозненных представителей с глазами снулых рыб, подцепивших распространенную болезнь, называемую «расцерковление». Я тоже из «этих», так что могу пару слов «опытно» вставить. Чуть позже. Начинаешь с людьми говорить, точнее, они с тобой, потому что как ни крути, а кто однажды сладкого вкусил, от горького нет-нет да и отплевывается. Как бы себя не убеждал, что это вкусно, полезно, диетически целесообразно и вообще «такова жизнь, брат». Ну-ну. В общем, они говорят, а ты в меру смирения слушаешь «радио неверия»: о стоимости обуви иподиаконов и машин духовенства, о том, что сесть негде и слова у музыки непонятные, о нехватке времени в суетном мире (вот неплохо в одной молитве сказано о том, что суетой оскверняются), о продолжительности и утомительности служб, о лицемерии прихожан, о священниках (ну о них знают всё, даже то, чего они сами о себе не знают или боятся спросить, впору уже исповедь модифицировать в обратную сторону), о непосильности возлагаемых подвигов (вот ведь какой повод для гордости, а мы всё занижаем самооценку того, чем мы в Церкви страдаем), о косных взглядах и нежелании идти в ногу со временем и т. д., и т. п. Все вы эти песни слышали, а может, и подпевали однажды. Что настораживает? А то, что люди говорят о чем угодно, кроме Христа. В их картине религиозной жизни Он не участвует. Подход к вере, как к гипермаркету или спа-салону, весьма прагматический: хочу заняться саморазвитием, улучшить свой фейс, прокачать душевные скилы и апгрейдить модель своего несовершенного характера. И чтоб поставщики услуг и окружающие клиенты не раздражали. А когда этого не происходит, приходится менять поставщиков. Широк мир. Путей до них много. И главное, — поставляют одно и то же. По сути. Да? «Ёще б мы в сути разбирались», — сказала я, имея в биографии накопленные знания про «четыре йоги», суфийском пути, дао и дэ, дзэне и прочих блуднях. Да простят меня за неполиткорректность те, кому кажется, что я выражаюсь для православной среды неполиткорректно.

Мы сейчас прикладываем титанические усилия к хоть каким-то положительным сдвигам в миссионерской работе. Если уж не получается образом жизни людям Христа открыть, так хоть на словах. Всё ж «от слышания вера». Мы читаем им Евангелие, ходим по всяким мероприятиям-презентациям-конференциям, организуем… Уже даже и не знаю, есть ли то, что православные для инославных не организуют? Так пусть они там услышат, что если им в Церкви нужно что-то другое, нежели Христос, то мрачна их дорога и тщетен путь. И говорить уже пора так, чтоб запоминалось надолго даже самому. Если тебе хорошо, ты самодостаточен, и Спаситель тебе не нужен, так «колхоз — дело добровольное». Ну поплавай еще в помоях мирских, наешься их до рвоты, до рака, до шизофрении, может, потом к Небу возопишь, если успеешь. А то, право, даже неудобно бывает. Мы тут все школы обложили, как минами замедленного действия, православной культурой, а они нехотя нас принимают. С постным лицом о Господе нашем слушают, распятом за весь мир. Эка невидаль! Иногда мысль проскальзывает: «А не унизительно ли это для, так сказать, предмета веры?» У меня нет ответа на этот скользкий вопрос. Я пока встала утром, сижу, смотрю на себя со стороны и думаю: «Почему мне не нужен Христос?».

Валентина Калачева


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *