Какую кашу можно заварить из чая?

Автор: | Сентябрь 5, 2016

КАКУЮ КАШУ МОЖНО ЗАВАРИТЬ ИЗ ЧАЯ

(субъективный сказ)

Начну с конца. Вчера на Открытии сезона Молодежного служения прозорливый редактор электронного ресурса «Православная молодежь Карелии» Виктор Семёнов отобрал у меня картиночку с изречением святого отца — они там щедро раздавались всякому  и каждому. На моей значилось  что-то, наподобие: сиди тихо и думай о душе. Мечта моя, в общем. «Э нет! — воскликнул он. — Так ты чего доброго и писать бросишь. На тебе другую, побезопасней». И выдал мне слова Марка Аврелия: «Делай что должен и случится чему суждено». Так что вы теперь знаете, кто виноват, а я знаю, что делать. И посему

НИТКИ! ЧАШКИ! ДВА ОТЦА!

Скрученные нити, пятьдесят глубокомысленных подробностей о чае, видеотравелог, взрывающие мозг и озадачивающие воззвания, вокализы за чашкой вы уже поняли чего, — воскресный вечер был непредсказуем, как сама жизнь. Вы уже, наверное, заинтересовались, что за релаксационное заведение выпало на долю моей мятущейся души и ждете адреса. О.К.  Будем последовательны.чай

Место действия: духовно-просветительский православный центр во имя прп. Александра Свирского.

Время действия: вечер воскресного дня.

Действующие лица: последователи Господа нашего Иисуса Христа младше 35 лет. Плюс несколько прибившихся аксакалов с бородами и без оных.

Причем здесь чай? Как я поняла, это знак касты богоизбранных, весьма размытой в сословных границах. Или позывной для своих. А может, модное ругательство. На эту мысль меня натолкнуло выступление перед собравшимися  отца Виктора Заровняева, который произнес фразу «собираются тут чаек пить» с такой интонацией, что мне тут же захотелось присягнуть на верность нефильтрованному пиву. Ну чтоб ближе к корням быть или к народу. Хотя на самом деле (это, кстати, также опознавательное словосочетание христианской молодежи, я насчитала около двадцати пяти его употреблений за полтора часа) батюшка вдохновенно говорил о служении каждого христианина, о том, что приходит пора отдавать, а не только пользоваться Церковью.  Надо относиться к ней, как к дому, т. е. с ревностью рачительного хозяина. В частности, откликаться на её потребности — а это не только три рубля в церковную кружку, это, например, дежурство в  храме и катехизация людей, желающих креститься и воцерковиться. На данный момент в этом остро нуждается храм во имя святого великомученика Пантелеимона. Также туда нужен чтец. Да и средства не мешало бы вкладывать, потому что в храме подвальное помещение затопило так, что впору на приход кимберлитовую трубку переписать или нефтяную вышку зарегистрировать, чтобы ущерб покрыть. Итак, само не починится и не восстановится. Имеющий уши уже услышал, имеющий глаза прочитал, и все вместе — запечатлели отцовскую речь в своей христианской совести.

Мысль эта была как бы продолжением проповеди отца Константина Савандера, который отслужил с молодежью молебен на начало благого дела. В группе организации  «ВКонтакте» отец Константин охарактеризован фразой «первый после Архиерея». А  н а   с а м о м  д е л е (я уже ассимилировала со средой) — best of best по количеству «волшебных пенделей» на единицу заразительной речи. Он не напрягаясь оставляет далеко позади политтехнологов, мотивирующих народ на очередное предвыборное непотребство. «Зачем крестились? — взывал он к богомольцам. — Чтобы с Церкви что-то поиметь? Здоровья и жизненных благ?» В поля, короче! К людям, страдающим во тьме неверия. А они страдают — и вечно проклинаемые власть имущие, и крутые парни во многомиллионных внедорожниках, и силиконовые девушки в мраморных дворцах, ну и само собой  граждане в честно выстраданных лачугах и арендованных комнатах в общагах. Отвлекусь ненадолго. Ремарку сделаю. Последние полгода любой день напоминает мне сводку с поля боя. С утра начиная, возникают передо мной люди — в ватниках, в рясах, в мини-юбках, в куртках «от кутюр» и ведут такие речи за нашу жизнь, что диву даешься, как мы еще не померли от горя. За пределами нашей Церкви нет ни одного счастливого лица! Да и в пределах, знаете ли, не густо. Т. е. мест для приложения усилий — надорваться и слечь. И пусть ваша жизнь войдет в народную песню! А друзья помянут вас молитвой и кружкой чая, само собой.

ЛЮДИ КАК ЛОКОМОТИВ БОЖИЕЙ ВОЛИ В МИРЕ

Меня всю неделю бодали мысли: «Поистрепался мой земной облик. И чего я пойду костями звенеть? К чему пределы малой родины — квартиры — покидать? И вообще лучше сидеть тихо и о душе думать (это я и без картиночки знала)».  Но, благо, ноги меня, случается, носят сами. Сидя на собрании и мечтая наконец услышать рецепт  чудодейственного чая (я его не дождалась),  поймала себя на том, что «хорошо сижу». Правда, давно  не видела такого скопления молодых людей, которые серьезно рассуждают о православной миссии в мире — не как о доставшем до печени домашнем задании, а как о норме жизни.  И есть чему у них поучиться. Мне ж всё равно, кто передо мной — древний дед или девочка-подросток. Господь учит и через того, и через другого. Только глаза протри. Один из самых важных уроков в жизни я получила от своего двенадцатилетнего ученика, который однажды взял меня за рукав, отвел в сторонку и высказал: «Давно посоветоваться хотел. Меня родители сдали в детдом, а потом меня оттуда женщина забрала под опеку. И меня тревожит участь моих родителей. Вы не можете мне подсказать какую-нибудь молитву за них, чтобы Господь их на том свете простил». Его голос у меня по сей день в ушах звенит. Потому что я представляю, как он жил в детдоме. И знаю, как он живет сейчас с тетей, характером напоминающую неразведенную серную кислоту. И несмотря на это, «пусть Господь их простит…» Подожду, когда он вырастет, и в ученицы попрошусь. По блату. А сейчас думаю: пусть сгорит Эрмитаж, и Прадо, и Сиднейская опера в придачу, всё равно с нами останется эта красота. Богом созданной личности, раскрывающейся перед нами в свете вечности. Аналогов в мире нет.

Поэтому я сидела и слушала райскую музыку в исполнении Романа Садовничего, Дмитрия Иванова, Виктора Семенова, девушек прекрасных с ясными глазами и чистыми лицами… Про Александра Тихонова и Павла Мурашова я даже заикаться не буду, потому что это благодетели, которые вложились в детей кадетского корпуса куда больше, чем некоторые папы с мамами. Эти фигуры уже священны.

Посмотрели мы напоследок фильм «Связывая нити» о молодежном лагере на Валааме. Тоже, кстати, профессиональный миссионерский акт. Коротко, ясно, четко и настолько глубоко и красиво, что после него жить хочется. И пожелать, чтобы фраза-паразит «в самом деле» вырулила так, что общее молодежное дело действительно стало бы самым. Самым-самым.

Бог в помощь.

Валентина Калачева


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *