Надышаться можно только ветром

Автор: | Сентябрь 14, 2016

Однажды молодой парень, балагур  и оптимист,  понял, что жизнь ему не мила. Он шёл по мрачной ноябрьской столице, по грязному асфальту, вдоль мертвых стен. Что там творилось в его душе, только Бог знает. Но в народе это состояние поименовали «горше плача». И тут он попал во двор давящих своим видом многоэтажек и увидел клоунов на ходулях, акробатов в ярких костюмах, жонглеров на велосипедах с одним колесом, факиров, плюющихся огнём.  Он оторопел. Оказалось, что в Москве в это время проходил первый фестиваль бродячих цирков. Парень так удивился, что даже передумал сводить счеты с жизнью. Кто бы это мог быть, как вы думаете? Что за человек, которого от смерти спас цирк?

Это отец Иоанн Охлобыстин.

Не удивительно, да?2vFuL2hi-Hs

х                                       х                             х

— Видела Охлобыстина? — спросил меня на торжествах по случаю престольного праздника собора святого благоверного князя Александра Невского, который проходил 12 сентября сего года, музыкант Андрей Лукин. — Он с матушкой приходил. Я даже не узнал сначала, потом поздоровался.

Отец Иоанн, посещая какой-нибудь город, всегда отправляется кланяться его святыням, в кафедральный собор. Вечером на концерте в ДК «Машиностроитель» он рассказывал про это так:

— Господь сподобил попасть сегодня на архиерейскую службу. Как на небе побывали! И митрополит Константин у вас человек ученый, его комментарии и статьи по русской религиозной философии одни из лучших. А еще известны его труды по медицине. Первая-то его работа была о белокочанной капусте. С азов начинал!

Да, важно начинать с азов — хоть в медицине, хоть в духовной жизни. И желательно с малолетства. Потому что в восемнадцать, после спайсов, блуда и попыток суицида, очень сложно «добровольно и свободно» выбрать «Блаженны нищие духом…». Тошнит с Евангелия душу, прилепившуюся ко греху куда крепче, чем позволяет  эпоксидка. Поэтому мы в кадетском корпусе стараемся проводить духовную профилактику. Сначала для всех, чтобы создать почву для выбора, а потом для желающих — углубленно.

Вчера митрополит Константин награждал кадетов и их наставников в лице А. Тихонова, П. Мурашова и Л. Зябкина, коими нас Бог благословил. Потому что в наших патриотических застенках (а у нас некоторые дети попадают домой раз в квартал), парням необходимо с регулярностью  видеть нормальные лица нормальных мужиков и слушать вменяемые речи душе на пользу. Вот прямо пыль с них за это сдувать надо.

Ведь «наши дети, кроме нас самих, по большому счету никому не нужны. Более того, по замыслу большинства авторитетных мыслителей современного мира, они даже мешают. Это и понятно. Они наследники возложенной Богом на русский народ задачи — следить за тем, чтобы внутренний мир, пропитанный ядом глобального потребления и духовного равнодушия, не уничтожил сам себя. Именно им придется однажды противостоять дьяволу последней нити апокалипсиса. Как это ни печально – мы не всегда сможем прийти на помощь своим детям. Поэтому разумно с самого детства закладывать в них ценности свойственного нам мировоззрения» — это цитата из «Доктрины 77» отца Иоанна Охлобыстина, которую он озвучил ровно 5 лет назад в «Лужниках».

Тоже чудо Божие. Орды одичавшего народа сидели и безропотно слушали текст: «Несть спасения вне Православной Церкви! И ВСЕ! Никаких малодушных оговорок о призрачных альтернативах личного выбора. Его нет! Есть суровая реальность окружения мира, где правит князь мира сего – дьявол! Вот почему православие так пришлось по душе русскому человеку. Сакральное или – или!

Столетиями Русская Православная Церковь утверждала эту истину в разбойничьих душах наших предков, но с приходом Петра Великого наступил кризис синодального правления. Энергичный монарх обезглавил Церковь, лишив ее Патриаршего престола, за что позже его потомки были лишены престола царского.

Несколько столетий безликого правления превратили священнослужителя, этого могущественного властителя человеческих душ, просто в чиновника от религии. Откормленного, как выставочный боров, и заведомо неискреннего. Люди перестали доверять ему. И усомнились в своей богоизбранности.

Реки крови, пролившейся во время Октябрьской Революции. Я удивляюсь, кто может голосовать за коммунистов? Какая в этом логика? Но, так или иначе, был оплачен долг перед Церковью и возвращен Патриарший престол. И еще 77 лет потребовалось на борьбу за возможность публичного исповедания своей веры.

Хотя и в этом историческом кошмаре проявился боевой дух русского человека. На кучах зловонной формальщины взросли цветы Серафима Саровского, блаженной Ксении Петербуржской, Иоанна Кроншадтского и других исповедников истинно православной веры. В их подвиге русский народ словно бы получил прививку от смертельного недуга души – отчаяния. Теперь мы еще сильнее! Осталось последнее испытание. Непосредственно битва!»

На видео самым трогательным эпизодом является проход отца Иоанна по стадиону к пирамиде, с которой он излагал свои мысли, — под проливным дождем, под вспышками фотокамер, прицелами глаз многотысячной аудитории. Так, наверное, люди в последний бой идут. Сосредоточенно, самоотверженно и не оглядываясь назад. И операторская работа здесь роли не играет.

И что поразительно, «Лужники» «Доктрину 77» терпели. Как терпели, пусть в меньшем количестве,  люди концерт в «Машиностроителе». Программа называлась «Книга тайн», которой отец Иоанн нарек Библию. Соответственно и проповедовал. Час сорок пять. А зрители слушали за деньги и о загадочной душе человеческой, и том, как в человеке нужно видеть Христа, и как мы к святости призваны, и почему тоскуем во дворцах и вообще жизни не рады.imgo_13

Читал он и «Темную газель»:

«Я ни на что не надеюсь, я ничего не хочу, и я ничего не боюсь, я просто иду в церковь и молюсь. Молюсь за свою семью, за свою землю, за своих друзей, за тех, кто меня попросил помолиться за него или за кого-то еще. У меня нет веры, но я понимаю, что без нее жить нельзя. Я и дальше буду ходить в церковь и молиться, в надежде, что кто-нибудь, глядя на меня со стороны, скажет себе: ну, если даже такой зверь верует, то есть Бог!
У меня нет веры, но отчего-то я знаю точно — настоящий смысл моей жизни и заключается в утверждении того, во что я так и не смог поверить.
Иначе никак нельзя объяснить — почему я иду в церковь и молюсь.
А я иду и молюсь».

Это лишь отрывок, читать-то её надо целиком. В терапевтических целях.  В сети есть.

х                          х                               х

Когда я впервые столкнулась с отцом Иоанном Охлобыстиным, что называется, серьезно, это был фильм «Мытарь».  При том что я к кино крайне осторожно отношусь, фильм зацепил, непонятно чем.  Вольницей, что ли. Убежденностью, что «надышаться можно только ветром» (слова Гарика Сукачева, которые постоянно цитирует отец Иоанн).  А может,  потому, что библейский образ мытаря  мне близкий, если не родственный. После него я прочла массу сценариев и интервью, и это стало неплохой профилактикой перед громкими проклятиями после «Даунхауса» и кликушескими воплями после «Царя» или «Интернов». У нас народ всё понять не может, что святых среди нас нет. Святитель Иоанн Златоуст падал. Чего говорить о простом смертном иерее Иоанне? И пусть Бог разбирается, что там падение, а что взлет. Отец Иоанн  глубок, как бездонный колодец, и никогда ничего дурного Церкви не сделает. Другие — да, в нужном месте гиперболизируют, где-то акценты сместят, на что-то специально укажут — и готово пугало. Это ж элементарно делается, Ватсон. Человек падок на зависимость — хоть от гамбургера, хоть от чужого мнения. Поэтому нормальное явление: сыграл подонка, значит, сам подонок.  В газете написали про это — вот она правда, в интернете прочитал — вот она истина. Да и Бог с этим. Всё это лечится Великим Целителем душ человеческих.

Я ж заканчиваю свою заметку, на которую меня сподвиг отец Иоанн своим незабываемым выступлением «Книга тайн».

Пойду ветром дышать.

Валентина Калачева


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *