Свобода — ДА!

Автор: | Октябрь 31, 2016

Ко мне однажды подошёл молодой парень — глаза умные, ум пытливый — и спросил: почему, мол, у вас, православных, никакой свободы? Всё из-под палки: постами мордуют, на колени ставят, житейских радостей лишают. Не жизнь — каторга. Вопрос обычный, сто раз заданный, причем не только на обывательском уровне. Я однажды читала учебник по истории педагогики, где черным по белому было сказано, что одной из форм наказания в Православной Церкви является… исповедь. А что? Современному человеку в чем-то покаяться — это как в космос полететь. Он стоит себе в храме, глазами хлопает и обращается к моей одиннадцатилетней дочери: «Девочка, а что это там у высокого столика за очередь такая? Что дают? А-а, исповедь… Это когда грехи называют? А что надо говорить, когда грехов нет?» Потому что, как в анекдоте, «если и есть любовница, то у коллеги две, а если и убил кого, так за дело». Мы ж — ребята свободные, нам указка чужая не нужна. И сколько лет пройдет, пока человек почувствует вкус настоящей свободы, сбросив с Божией помощью, оковы порока. А может, ему и прикованным приятно жить будет. «Все» же живут!313

Меня эта тема занимала лет двадцать назад, и я стояла на самой удобной для мира сего позиции: «такой меня задумала природа», человека (сиречь — меня) надо принимать таким, какой он есть, горбатого могила исправит и т. д. Потом случилось то, что я именую призывом Божиим, причем буквально «в чистом поле», когда однажды утром я встала и пошла покрестилась в Православной Церкви, практически ничего о ней не зная и не под чьей агитацией не пребывая. И последний православный в нашем роду скончался до моего рождения. Сейчас я объясняю это тем, что Бог хочет всем спасения, Он тебе в сердце стучит, но если ты не открываешь, то Он дверь не отжимает, т. к. один из величайших Его даров — это полная свобода. В своей педагогической практике — практике воспитания человечества — Бог применяет принцип ненасилия. И тут надо немного задержаться, потому что Православие для русского человека сегодня — самая экзотическая религия. Прислушайтесь к vox populi, сомневаться перестанете навсегда. Там всё на уровне «какую икону принято дарить козерогам?». Поэтому нырнем в ликбез.

Одним из существенных признаков религии является то, что она содержит внутри себя определенный нравственный кодекс, законодательство, этические нормы, предписанные верующему. Данные нормы обычно очень жесткие, бескомпромиссные, указывают человеку, что он должен, а что не должен делать, чтобы достичь идеального для религии состояния. Соответственно, культура перенимает и впитывает в себя религиозно-этические нормы, то есть нормы предписательные и запретительные. Человек, выращенный в этих культурах, пусть даже и атеист, все равно перенимает заложенные в них предписания и запреты, поскольку воспитывается в культурной среде, основа которой неизменна. Единственная религия, которая находится вне этих законов и рамок и не посягает на свободную волю человека, — это Православие.

И Ветхий Завет, и Новый Завет — это разговор Бога с человеком. Формально это разный разговор, что вытекает из отличий текстов Ветхого и Нового Заветов. Тем не менее, тема у него одна — спасение. Христиане не отрицают Ветхого Завета, но, как люди новозаветные, смотрят на него сквозь призму Нового Завета. Это важный момент. Поскольку дальше речь пойдет о Десяти заповедях, данных Богом пророку Моисею (а кстати, заповедей всего было 613: 365 запретительных, по числу дней в году, и 248 предписательных, по числу костей в теле человека), и Заповедях блаженства, данных людям, то надо понять, что при всех их различиях, противостояния между ними нет. Человек должен исполнять все, сказанное в Декалоге. И часто многие на этом останавливаются: не убил, не украл, не оклеветал. Совесть спокойна. Но для новозаветного человека этого мало.

В древности, в ветхозаветную эпоху, изобилующую кровавыми сюжетами (как весело рассказывал протоиерей Андрей Ткачев, там одно богослужение чего стоило: волов резали, голубям шеи крутили! «Ребята! Что у вас тут за бойня?» — «Да так, Богу служим».), Десять заповедей в нравственном плане были наивысшей точкой морали, к которой надо было стремиться. Кроме того, именно Декалог мог исполнить ветхозаветный человек. Все остальное превосходило его меру. С пришествием Господа Иисуса Христа человеческая мера возросла. Христос, будучи Богочеловеком, показал, что внешнего благочестия недостаточно, необходимо освободиться от этического формализма, очистить внутреннюю скверну. Об этом Он говорит в Нагорной проповеди, чем вызывает неприятие ветхозаветного мира, представленного фарисеями, архиереями, праведными иудейскими старцами. «Праведники Его не признавали за своего, ибо он не хвалил их за формальную праведность и не избегал грешников», — писал святитель Николай Сербский.

Фарисеи, архиереи, законники, старцы — по сути лжеправедники — выполнили заповеди до буквы. Однако, это не помогло им узнать в Иисусе Христе Сына Божия, Мессию, Которого они с нетерпением ждали. Святитель Николай Сербский, анализируя их нравственный облик, пишет: «Существует одно преступление против любви, тяжкое как блуд и прелю­бодеяние, даже еще тяжелее. Это богобор­чество лицемерных старейшин народных, у которых на языке любовь к народу, а в душе презрение к нему. Под видом зако­на они грабят и угнетают народ и отвер­гают «правду, милость и веру». Это те, ко­торым Бог мешает, а Христос досаждает, и они действуют лукаво, чтобы увести народ от Бога, а Христа они распинают. Это самые большие враги народа, кото­рые гонят и убивают его истинных дру­зей. Их-то Христос ставил ниже блудниц и мытарей, говоря фарисеям: «Истину го­ворю вам, что мытари и блудницы преж­де вас войдут в Царствие Божие». Это из произведения «Кассиана (повесть о христианской любви)».

В посланиях святого апостола Павла множество страниц посвящено утверждению о том, что человек спасается не законом, а благодатью. А благодать, по слову Божиему, дается смиренным. Святые отцы (прп. Исаак Сирин, прп. Ефрем Сирин, свт. Иоанн Златоуст и другие) говорили, что все наши дела должны расцениваться как средства для смирения. Без смирения спасение невозможно. Всё: посты, молитвы, посещение богослужений, участие в таинствах, величайшие героические поступки, жертвы, — служит воспитанию смирения, без которого все теряет смысл (Сам Христос говорил: «Научитесь от меня все. Ибо Я кроток и смирен сердцем». Т. е. там надо учиться не по воздуху летать, мечом махать, камни в золото превращать, а смиряться, своеволие укрощать). Ветхозаветные люди, за редким исключением, об этом даже не задумывались.

Непреложно, что краеугольным камнем православной этики — этики спасения — является Нагорная проповедь Господа Иисуса Христа, содержащая в себе Заповеди блаженства. Нагорная проповедь замечательна тем, что содержит в себе всю сущность Евангельского учения. В Святой земле, недалеко от Геннисаретского озера, между городами Капернаумом и Тивериадой, до нашего времени сохранилась гора Блаженств, с которой Нагорная проповедь была произнесена Господом. В этой проповеди Господь раскрывает Свое учение о духовной жизни, о том, что всем людям необходимо духовно переродиться, чтобы приготовить себе блаженство вечной жизни в Царстве Небесном. Только тут не надо вульгарно понимать, что вот Он пришел такой и говорит: что, мол, ребята, тоскуете? Сейчас Я вас научу, как хотя бы в вечности классно пребывать. Потому что многие понимают спасение как духовные торги: я Тебе, Господи, это, а Ты мне райские бонусы. Вообще ничего общего нет.

Отличие Заповедей блаженства от Декалога заключается в принципиальном отсутствии предписаний, запретов, побуждений, долженствований, обязательств, то есть любой формы насилия. Они не посягают на свободную волю человека (не содержат фраз в повелительном наклонении, форм долженствования), обращены не на внешнее проявление человека, а на его внутренний мир (блаженство — это состояние души, а не форма соблюдения нравственного императива). На основе этих Заповедей человек созидает своего «внутреннего человека», самую сердцевину своей личности.

Протоиерей Димитрий Смирнов так говорит о проблеме насилия в Православии: «Всякое насилие над человеческой душой — это дело дьявольское, это дьявол — насильник и сопротивник. А вера только показывается. Как Господь — Он только показывал Свою любовь, Свое милосердие, показывал заповеди Божии, рассказывал о них. Он не насиловал, не говорил: вы должны вот это, вы должны вот то. Разве мы в Евангелии слышали такие слова? Нет, Он просто говорил: «Блаженны нищие духом». И все. Хочешь быть блаженным, стань нищим духом, не хочешь, не надо, дело твое. (…) Господь никого не заставляет, это противно Божию замыслу, потому что насильно заставить человека любить нельзя, а Богу нужна только любовь».

Христианский Бог, Бог любви, не что иное, как любовь, проповедовать и не может. О наиглавнейшей заповеди Христос говорит так: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою и всем разумением твоим; Сия есть первая и наибольшая заповедь; Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22, 37 — 40). И хотя человек бесконечно отстоит от Творца, тем не менее, Бог ставит любовь к ближнему рядом с любовью к Нему, давая понять, насколько это важно. Кроме того, любовь к ближнему тесно связана с любовью к Богу, поскольку если человек не любит окружающих, то значит, он и Бога любить не может, так как пренебрегает Его первейшими заповедями.

А человеку любить сложно, потому что любовь подразумевает: от себя оторвать, а другому дать, сначала о другом подумать, потом о себе. Нам это «чуждее чуждого». И здесь начинаются внутренние конфликты, преодолевать которые помогает аскетика, христианская наука об исцелении души от страстей, греховных наклонностей. И если по этому пути идти, с Божией помощью происходят реальные изменения личности. Есть радикальные примеры: преподобная Мария Египетская или преподобный Моисей Мурин. Есть случаи попроще. Есть личный опыт, потому что пока не впряжешься, всё это воспринимается, как поповские сказки или еврейский фольклор. И «истина познается по силе жития», по решимости жить по ней. И еще что тут замечательного есть, что Истина в Православии личностна, это не набор умозаключений, а Сам Христос: «Аз есмь Путь, Истина и Жизнь».

Есть ли что более утешительное?

Есть. «Христос Воскресе!» 🙂

Валентина Калачева


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *