Ежемесячные Архивы: Февраль 2017

Как провести Великий Пост?

Приближается время Великого Поста. И перед многими вновь стоят вопросы: «Что же следует делать?», «Как себя вести?», «Зачем мне это нужно?»

В этот период Церковь призывает нас изменить образ жизни. И человеку, особенно если он заходит в храм лишь изредка или решил поститься впервые, трудно сразу все усвоить и понять. Великий Пост — самый большой и главный пост: в 2017 году он начинается 27 февраля, длится семь недель и заканчивается накануне Пасхи — вечером 15 апреля.

Великий пост – это особое благоприятное время искания Бога, время духовных усилий. Христиане проходят путь покаяния, чтобы очистить свое сердце от зла и встретить Воскресшего Спасителя.

О чем же нам следует позаботиться в первую очередь и что нужно знать?

1. Зачем мы соблюдаем Великий Пост? Мы постимся не для того, чтобы похудеть или проверить свою силу воли. Это не диета! Пост становится постом только тогда, когда все наши усилия – большие и малые – подчинены одной цели. Какой? Мы постимся не ради себя, а ради Христа. Это способ выразить свою любовь к Богу.

Все – ради Бога и к Нему должно нас приближать, в противном случае никакие духовные подвиги не имеют смысла, если они не приближают ко Христу.

Мы пpосто забываем все это, мы так заняты, так погpyжены в ежедневные заботы, что ослабеваем. Мы часто живем так, как бyдто Хpистос никогда не пpиходил. И это единственный настоящий гpех, тpагедия номинального хpистианства…

Но как Христос может стать нашей целью? Сегодня наша очередь принести свою жертву Ему, начать путь навстречу. «Жертва Богу — дух сокрушен», — говорится в 50-м псалме. Но даже если мы отказываемся от самого малого – только какого-то продукта питания из привычного нам рациона или обычно радующих нас развлечений, мы зачастую доходим до границы, за которой начинаем чувствовать дискомфорт, ощущать неудобства – даже такие небольшие жертвы даются с трудом избалованному комфортом человеку, не привыкшему что-то отдавать.

Можем ли мы поистине соблюдать Пост, а не ограничиваться, как это слишком часто бывает, двумя-тремя «символическими» переменами в нашем быту? Серьезное отношение к Посту означает, прежде всего, что мы отнесемся к нему на самом глубоком уровне — воспримем его как духовный призыв к личному изменению.

2. Участие в Церковных Таинствах. Пост невозможен без действенной помощи Благодати Божией – без молитв, без участия в церковных Таинствах Исповеди и Причастия. Если в течение года вы причащались редко (а быть может, никогда не приступали к этому Таинству), то в Великий Пост постарайтесь причащаться чаще или причаститься впервые (http://azbyka.ru/kak-gotovitsya-ko-svyatomu-prichashheniyu).

3. Молитва. Уделите ей особое внимание. Пост без молитвы – не пост. Свою обычную «немолитвенность» нам удобно списывать на ритм городской жизни, семейные заботы, проблемы и пр. Но, как известно, тот, кто хочет чего-то добиться, ищет возможности, а кто не хочет – ищет отговорки. Человек находит время для всего, что он действительно хочет, что ему важно и ценно. Если он заинтересован в спасении души, он приложит все усилия для этого без откладывания в «долгий ящик».

В дни Великого Поста постарайтесь не пропускать утреннее и вечернее молитвенное правило. Добавьте молитву святого Ефрема Сирина – она считается основной в этот период — «Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми (Поклон). Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему (Поклон). Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь (Поклон)». Если есть время и силы, больше молитесь о друг друге, о своих родственниках и знакомых. Расширьте ежедневный круг молитв за счет чтения Псалтири, разбора текстов богослужения – чтобы лучше его понимать.

4. Богослужения. Великий Пост – особенное время в ритме церковных служб. Желательно хотя бы однажды за весь Пост прийти на Литургию Преждеосвященных Даров и причаститься (в Пост эта Литургия совершается в будни — утром в среду и пятницу).

По возможности следует посетить вечерние богослужения в 1-ю неделю Поста, когда читается Великий покаянный канон святого Андрея Критского — особый, глубокий по духовному содержанию, текст, который издревле звучит в Православной Церкви в дни Великого Поста.

5. Духовное чтение. «Исследуйте Писания», — говорит Христос (Ин. 5:39). Трудно быть христианином, не зная Писание. Можно, например, за Пост внимательно прочитать все четыре Евангелия. Постарайтесь читать его регулярно, лучше всего в спокойной обстановке, где можно сосредоточиться. Будет хорошо, если после чтения вы найдете время немного поразмышлять о прочитанном и подумать, как соотнести Писание со своей жизнью.

6. Привычки и быт. Пост является временем покаяния, глубокой работы над собой. Откажитесь от увеселений и вредных привычек. Это не значит, что нужно совсем отказаться от отдыха. Просто нужно выбирать то, что пойдет на пользу.

Это удобное время нашего освобождения от того, что нас порабощает. Мы можем совершить маленький подвиг: отказаться от разрушительной привязанности. На это время кто-то полностью воздерживается от алкоголя, кто-то – от курения или неумеренного употребления сладостей, а кто-то – от телесериалов, многочасового «зависания» в социальных сетях Интернета. Развлечения и досуг лучше заменить чтением духовной литературы. Полезно прочитать хотя бы одну хорошую книгу духовного содержания (например, труд священника Александра Шмемана «Великий Пост»). Подобных подвигов не следует требовать от других, но самому попробовать стоит.

7. Дела милосердия превращают нас в соработников Богу. Пост – подвиг любви, мы можем совершить его не столько своими силами, сколько прося помощи у Бога.

В Пост можно сделать то, что давно собирались. Стоит выбрать хоть одно такое дело, от которого будет хорошо не только вам, но и вашим ближним. «Что вы сделали одному из малых сих, Мне сделали», — сказал Господь. Вы наверняка обнаружите, как много можно сделать за эти 40 дней. Собрать вещи в детский дом, оказать милостыню нуждающемуся, помочь своим родителям, братьям и сестрам, сделать что-то полезное в своем приходе. При желании отыщется немало возможностей сотворить благое дело.

8. Пост духовный. Есть пост телесный, а есть пост душевный (духовный), когда душа и сердце воздерживаются от злых помыслов, дел и слов. Многие постятся телом, но не постятся душой. Многие постятся от пищи и питья, но не постятся от злых помыслов, дел и слов, злоречия – и какая им от того польза?

Да постится ум от суетных помышлений. Да постится память от злопамятства. Да постится воля от злого хотения. Да постятся очи от худого видения. Да постятся уши от скверных песен и слов. Да постится язык твой от клеветы, осуждения, кощунства, лжи, лести, сквернословия, и всякого праздного и гнилого слова. К этому призывает нас Бог.

9. Пища. Наконец, мы дошли до гастрономической стороны Поста, которую многие ошибочно считают едва ли не единственной его особенностью. И все таки, что же в Великий Пост мы не едим? Самый распространенный вариант пищевого ограничения – это отказ от мясной и молочной пищи (пищи животного происхождения). Также нужно понимать, что, если специально приготовленная постная по составу пища является изысканной, лакомой и соблазнительной, то говорить о посте – явно лукавить.

Пост должен быть разумным. Граница самоограничения в пище задается с учетом пола, возраста, состояния здоровья, физических и умственных нагрузок. Важно соблюдать меру. Следите, чтобы пища не отягощала, а на ее приготовление не тратилось излишне много хлопот и средств. Если остаются сомнения и вопросы – можно обратиться за ответом к священнику.

Составьте план, как с пользой провести время Поста. Поставьте перед собой  задачу – перейти из одного духовного состояния в другое, измениться к лучшему.

Мы вступаем в ответственный период Великого Поста. Принесем же Господу нашу любовь, сердце и покаяние, постараемся соответствовать высокому призванию христианина. Христианство — не только ответственность, но и почетная привилегия тех, кто следует за Христом. Ведь христиане — Его ученики.

Поста приятного и душеполезного, дорогие братья и сестры!

Даст Бог, 16 апреля 2017 года, на Светлый Праздник Пасхи мы радостно произнесем святые слова: «Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»

____________

Дмитрий Иванов

Молодежный отдел Петрозаводской и Карельской Епархии

Наш позывной «Любовь долготерпит»

Наш позывной «любовь долготерпит»

Давненько у нас красных дат в календаре не было. Вчерашняя не в счет. О! 10 лет тому назад был опубликован, вошёл в длинный список премии «Русский Букер» и короткий список «Книга года», а также получил премию «Студенческий Букер» роман Майи Кучерской «Бог дождя». Есть смысл вспомнить, полистать «пограничное» произведение. Когда книга вышла, то среди отзывов были, например, и такие:

«Роман писательницы говорит, что единение современных людей даже в Церкви, случается, происходит по касательной ко Христу».
«У меня после прочтения было ощущение, что я в грязи извалялась. Возможно, эту цель автор и преследовал, трудно сказать».
«Это очень умный — и актуальный — разговор о Боге, о Церкви, о Священнике и Человеке, и он тем интереснее, что автор не предлагает готовых ответов, а только дает возможность читателю взглянуть на проблемы во все меняющихся ракурсах, подчас неожиданных, глубоких».
«И так не знаешь, куда деться от потока грязи, и тут еще добавочная порция. Все-таки прочитала до конца, надеялась, что будет не таким предсказуемым. По прочтении выбросила книгу в мусорное ведро, жаль потерянного времени».
«Маленькая книжица удобного формата в твердой обложке – очень удобно читать в дороге».
«Ему (роману. — В. К.) скорее подошел бы подзаголовок “Чтение для желающих впасть в уныние”. А уныние, как известно, один из тяжких грехов, так что не каждый читатель, закрыв книгу, скажет автору спасибо (разве что в смысле — спаси Бог)».

В общем, поговорим о романе и не только о нём.

х                             х                            х

Смотрю на руины. Говорят, что они холодные и равнодушные, символизируют неумолимость времени. А мои дымятся и раскалены до предела. Сколько ни пыталась их тронуть — всегда обжигалась. А разгрести-то всё равно надо. Не жить же в бардаке. И главное, что это возможно. Археологи вон ходят себе спокойно и живы-здоровы. Может, они в теплоизоляционных рукавицах работают? Нет. Просто их руины из камня, а мои осели в памяти.

Девятьсот пятый заход на них произошел недавно. Поводом стала книжка Майи Кучерской «Приходские истории: вместо проповеди».

х                        х                        х

— Вы, как Кучерская, пишете, — говорил мне один батюшка. — И дальше так же пишите, а то слишком много «православных ёжиков». Надо бы чего-то поближе к жизни.

Я не нашлась, чего ответить, потому что Кучерскую читала до наступления гипогликемической эры, нанесшей ядерный удар по памяти, de profundis которой почему-то возникали не самые радужные ассоциации. Типа строгой тёти в очках. Хлебом её не корми — дай недостатки литературой поискоренять. Но раз сам батюшка непрозрачно намекнул, что необходимо бороться с «православным ежизмом» в духе Кучерской, то надо было обновить восприятие. Купила книжку. Ну и Google в помощь, понятно.

«Во первых строках» мне тут же вышла такая статья, что я стала подозревать батюшку в тонком  — просто ювелирном — троллинге, не свойственном людям его типа — добрым и открытым. Если коротко, то: вот Иуда находится на дне ада, а Кучерская — полкой выше: «это профанация глубочайшего таинства, профанация веры, пародия на веру». В общем, не ужас, а ужас-ужас-ужас. Но что делать? Книжка-то уже куплена. Села читать.

х                    х                 х

Если кто ждет рецензии на плоды трудов М. Кучерской, для того чтение может быть закончено, потому что меня литературоведение и нагромождение заумных словес уже до печени достало, тошно мне от «прогрессивных тенденций» и «имплицитности». Поэтому просто впечатления через призму своей простой личности.

Начала с «Чтения в Рождественский пост» и подумала: «Да, попала ты, мать, только «либеральные ценности» зря потратила. К чему эти бредни про монахов, ползающих под столом, поедающих колбасу, выражающихся на языке буддийских коанов? Ни уму, ни сердцу, и даже не поржать, пусть и тупо». Но поскольку одна из главных добродетелей Православия — терпение, я стала продираться дальше. К вящей славе Господней.

Оттаять получилось на описании трогательного священника в «Братце Иванушке». Смеялась в голос. Следом шёл «Прозорливец» про наркомана Лёню и отца Владимира с трактовкой его галлюцинаций. И здесь замаячили руины. Просто лет в семнадцать попала в чем-то похожую ситуацию. Тогда же меня потрясла Любовь Божия, потому что Он может пойти против закона свободной воли, который Сам же установил, чтобы тебя спасти. Т. е. реально пойти против Себя Самого ради тебя, бунтующего против Него. Когда я поняла ПОЧЕМУ, у меня шок был. И сейчас, пожалуй, тоже. Господь, конечно, спасает, но чтобы ТАК — через непостижимую бездну Своей Любви, сногсшибательной и парадоксальной?! Слов нет. И не будет.

Над «Прозорливцем» я глотала комки в горле, которые вылились в рыдания над простейшим рассказом «Потерянный рай». Как про меня. До 2014 года я не плакала — ни о рае, ни о грехах, ни по болезни, потому что считала любое проявление сырости в глазах сентиментальностью, соплями, и вообще «не круто» это. Меня так бабуля воспитала, абсолютно железный человек. Дзержинский по сравнению с ней — ясельник в ботах. Да и самый первый священник, с которым я по жизни совет держала, был человек жесткий, и отучил меня от любых мыльносериальных эмоций. Я его уроки усваивала молниеносно. Биороботам не плакать — нечего делать вообще. В 2014 году во время болезни вдруг ощутила состояние «потерянного рая», которое никуда с тех пор не девалось. Чудны дела Твои, Господи! С тех пор стою на позициях, что миру надо плакать. Потому что плачущие реально блаженны. Когда Гоголь бился об эту стенку головой, он абсолютно точно обрёл и выразил мысль, что копоть с души смывается слезами покаяния. Ощущения сиротства. Вне рая.

«История о православном ёжике». Многострадальная история. О православном фашизме. Для взрослых людей. Кто этого не понял, тот может закидать Кучерскую камнями со всей христианскою любовью. Чем и занимается. Я когда только начинала заниматься преподаванием православной культуры,  этих псевдоправославных якобы миссионерских рассказов насмотрелась, до сих пор икаю. Протоиерей Борис Пивоваров, по-моему, говорил, что у православных должно быть всё  — лучшее: школы, семьи, труды, книги, люди. Если собрались хором петь — трудитесь и пойте лучше всех. Чтобы люди вне Церкви рты пораскрывали. И это главная форма миссионерства. И история о ёжике — как раз профилактика шизофрении нашей повсеместной на поприще обращения в Православие.

На днях буквально стою в храме, передо мной тётя, обвешанная иконами царя Николая II, держит за руку мальчика лет пяти. Поют «Символ веры». Она парню — тычок в спину для включения религиозного чувства. Тот начинает петь, но рэпом. Тёте фиолетово, главное, что парень поёт. Дальше она его укладывает носом в пол на «Свят, свят, свят, Господь Саваоф», и на любую попытку поднять голову, возвращает его в исходную позицию. Фильм «Воспитание Ленина». Или «православного ёжика». Кому как нравится.

А почему об этом не сказано прямо, в лоб, чтоб разночтений не было? А потому что юродивый кричит молча.

х                             х                                   х

Самое страшное место в книжке — это весь роман «Бог дождя». Там есть попытка проговорить за мычащее поколение его боль, восторги, открытия и потери, счастье крылатое и муть душевную. Всё. Человек — существо словесное. От слова лечится, от него же учится, от него оживает, от него же погибает. И дерзну уверяять, что нам важно обрести смысл происходящего с нами. А это возможно только через слова. Большинство же людей ходят, как собаки, чего-то чувствуют, а сказать не могут. Поэтому страдают. И вот приходит человек типа Кучерской и начинает облекать непонятные чувства в конкретные формулировки. Достойное занятие. Терапевтическое. Плюс ко всему, в «Боге дождя» красной нитью проходит мысль о том, что наша вера жива. И жизнь в ней бурлит, клокочет и бьётся. Она и огонь, горящий внутри тебя, и вода, утоляющая жажду бытия, и ветер, дарящий ощущение свободы.

Теперь о страшном, которое, в общем-то, не страшно. Это только такие «утонченные» натуры, как я, подпрыгивают, когда священнику «тыкают», остальные — вполне себе закаленные жизнью люди. Не институтки какие-нибудь. Нервные и взбалмошные. Поэтому мне страшно было читать о взаимоотношениях иеромонаха, явно одаренного, но заблудившегося в мире дольнем, и главной героини.

Если б меня поместили в «предложенные обстоятельства», я бы Богу (ли?) душу отдала очень скоро. Причем кончина имела бы постыдный характер. Потому что нельзя св. Андрея Критского совместными алкогольными возлияниями перемежать, и вообще подобный «zoom» для любого монаха гибелен, а для пасомых, на мой взгляд, — просто оскал ада без макияжа. По этому роману я могу отдельный роман написать, но не буду. Муторно.

Самый яркий диалог из «Бога дождя», который содержит квинтэссенцию всего православного паноптикума:

— А знаешь ли, батюшка, знаешь, отец Антоний, что у меня сейчас внутри?
— Что, Анечка?
— Каша.
— Какая такая каша?
— Кровавая-с.

Что характерно, у батюшки там внутри не многим лучше. Особенно когда он в конце романа женится. Картина Репина «Приплыли!». Хоть и ожидаемая. Вполне. Как объявленное загодя землетрясение с человеческими жертвами.

Один раз «Бог дождя» стоит прочитать, чтоб с вредными иллюзиями распроститься, как минимум. Больше — не знаю. От степени личного мазохизма зависит.

х                       х                           х

Суть «кучерского писательства» для меня выражена в рассказе «Пастырь добрый», где она прямым текстом говорит, что пишет, перечитывает, смеётся или горько плачет. В общем, как пропел классик, «смех да слёзы, а чем еще жить?». И здесь мы с ней точно похожи. Так что, может, в чём-то прав был батюшка, нас сравнивший. Главное платформа для сравнения есть неплохая: обе — дочери Евы. С мозгами Адама. И единым позывным «Любовь долготерпит». И в мире, и на нас.

Валентина Калачева

День НЕсвятого Валентина

В «День всех влюбленных» встречался с двумя группами студентов, и естественно разговор зашел о самом «святом Валентине». Был абсолютно уверен, что сейчас услышу сладенькую историю о бедном священнике, пострадавшем за любовь. Но ожидания мои не оправдались — отвечали очень неуверенно и расплывчато. Да и праздновать этот день собиралась меньшая часть присутствующих, хоть на стендах в коридоре и висели красочные объявления о «дне влюбленных» и «дне спонтанных добрых дел».
Видно, глобализация коснулась еще не всех молодых голов в России-матушке. Правда, о «нашей альтернативе» — дне Петра и Февронии, слышали вообще единицы, а житие даже припомнить никому не удалось. Давайте попробуем разобраться, кто такой Святой Валентин, и чем он запомнился в истории.

«Золотая легенда» гласит следующее:
Римский император Клавдий II пришёл к мысли, что одинокий мужчина, не обременённый женой и семьёй лучше будет сражаться на поле битвы во славу кесаря, и запретил мужчинам жениться, а женщинам и девушкам — выходить замуж за любимых мужчин.
А святой Валентин был священником, который сочувствовал несчастным влюблённым и тайком от всех, под покровом ночи освящал брак любящих мужчин и женщин.
Вскоре деятельность святого Валентина стала известна властям, и его посадили в темницу, приговорив к смертной казни.
В заключении святой Валентин познакомился с прекрасной дочерью надзирателя — Юлией. Влюблённый священник перед смертью написал любимой девушке признание в любви — валентинку, где рассказал о своей любви, и подписал его «Твой Валентин». Прочитано оно было уже после того, как его казнили, а сама казнь произошла 14 февраля 269 года

Это то, что говорит нам праздник. Попробуем отделить котлеты от мух, а правду от выдумки. Итак, что известно о святом Валентине?

Факт 1: Не венчал. Отдельный обряд венчания сложился только к 9 веку. До этого времени молодые благословлялись на брак, но венчанием это никак нельзя назвать. Поэтому никого венчать Валентин, живший в 3 веке, не мог.

Факт 2: Не святой. По канонам Церкви, священник не может вступить в брак после того, как он стал священнослужителем. Поэтому отношения «святого» Валентина с девушкой, которой он по легенде посвятил первую валентинку, не могли быть одобрены Церковью. И уж тем более он не мог быть причислен к лику святых.

Факт 3: Не Валентин. Истории известны два святых Валентина – Валентин Римский, и Валентин Тернийский. Об их жизни неизвестно практически ничего, кроме того, что они проповедовали Христа и приняли мученическую смерть за это. Ничего романтического, подобного легенде о Валентине.

Факт 4: Не 14 февраля. В Православной Церкви память обоих Валентинов установлена на 19 июля и 12 августа. Католическая церковь 14 февраля вспоминает Кирилла и Мефодия, просветителей славян, а Валентины вообще исключены из общего поминовения. Никакого 14 февраля.

Это то, чего нет. Т.е. «святой» Валентин не святой, не венчал, не Валентин и вообще 14 февраля здесь ни при чем. Теперь давайте поищем то, что есть, каковы реальные причины появления этого праздника?

Причина №1. Луперкалии. Был в Риме языческий праздник плодородия в честь Луперка — бога Фавна. Фестиваль проводился каждый год с 13 по 15 февраля. Луперки, жрецы Луперка, собирались в этом гроте, где на специальном алтаре приносили в жертву молодых коз и собак, после ритуальной трапезы разрезали шкуры жертвенных козлов, и, вооружившись кусками шкур и раздевшись донага, бегали по городу, стегали всех встречных кусками шкур. Женщины и девушки с веселым смехом подставляли луперкам спину, плечи и грудь: считалось, что это дает удачу в любви
В 496 г. папа Геласий I заменил его праздником св. Валентинов (сразу 2х), в виду того, что согласно литургическому календарю, его память была самой близкой к дате проведения языческого фестиваля. Но позже память этих святых была упразднена.

Причина №2. Поэма. Действительно, в 15 веке в Англии появилась поэма со схожим сюжетом, в честь помолвки Ричарда II с Анной Богемской. Литературное произведение, не более того.

Причина №3. Коммерческие интересы производителей открыток, подарков и цветов. Родиной «праздника влюбленных» являются именно США. Видя огромный рост продаж на Рождество и вообще праздники, производители и продавцы праздничной продукции решили увеличить доходы еще больше. Как это сделать? – конечно, «раскрутить» еще один праздник — «День всех влюбленных». А уже после стали подводить под нее историческую базу.

Любое уравнение должно заканчиваться результатом. Что же мы имеем в итоге? – День святого Валентина — удачный маркетинговый ход, позволяющий заинтересованным организациям значительно увеличить объем продаж товаров и услуг.

И на самом деле, нет ничего плохого в том, чтобы еще раз оказать внимание своим любимым, напомнить им о своих чувствах. Плохо то, что в центре стоит совсем не любовь, а коммерческая выгода. К тому же замешанная на откровенном обмане.

Чувство святости

Наши СМИ, пожалуй, всегда отличались повышенным интересом к жизни Церкви: и про храм расскажут с золотыми куполами, и батюшку найдут на новом «Мерседесе» или очередное нелицеприятную авантюру вскроют. Вообщем, поведают обо всём, что найдёт живой отклик у читателей, которые в порыве праведного гнева разнесут всех в пух и прах. А тут ещё одна тема для обсуждения появилась: жадная Церковь всеми правдами и неправдами пытается вернуть себе храмы и монастыри, давно уже ставшие объектами культурного наследия и народного достояния. Забывая, правда, кем и для Кого эти храмы строились и как сто лет назад их без всякого суда и следствия у Церкви отбирали, а священнослужителей расстреливали.

Подобные имущественные споры, на мой взгляд, являются своего рода лакмусовой бумажкой, хорошо отражающей различное отношение всех слоёв нашего общества к церковному наследию. Для кого-то храм – это место совершения богослужения, место, где вокруг Евхаристической Чаши происходит единение народа Божьего со своим Владыкой и Спасителем. А монастырь – это своего рода духовный заповедник, место, в котором каждый может оградиться от волн бушующего житейского моря и посвятить себя служению Богу и молитве. Но в то же время для кого-то другого храм является всего лишь красивым сооружением, которое можно рассматривать как памятник архитектуры местного или даже федерального значения. Этот «памятник», если он того заслуживает, можно превратить в музей, а если нет – то в сельский клуб, детский сад или даже склад. Получается, что один и тот же храм для кого-то является святыней, вызывающей благоговейный трепет и почитание, независимо от того, какой священник служит в нём и насколько там приветливые прихожане, а для кого-то это всего лишь здание, предназначение которого будет определяться исходя из целого ряда факторов, часто отнюдь не связанных с духовной жизнью. Но как бы ни был красив собор и с чем бы ни было связано его строительство, его «культурная и историческая сакральность» никогда не станет выше религиозной, чего, к сожалению, не понимают многие наши светские культурные деятели. Подобные сравнения можно провести и между тем, как относятся люди к Библии (Священное Писание или религиозно-исторический документ), священству (пастырь, предстоящий перед Престолом Божиим, или требоисполнитель, «служитель культа»), церковному пению, иконам и многому чему другому, что есть в нашей Церкви.

Чувство святости или благоговение – вот, наверное, то, что определяет отношение человека ко всему, что связано с религией и Богом. Если это чувство есть в нас, то мы будем трепетно и заботливо относиться к любому православному храму как к месту, где происходит таинственное общение Бога и человека, даже если этот храм очень старый, маленький и некрасивый. И в этом случае для верующих одинаково важно вернуть Церкви Исаакиевский собор или полуразрушенный деревенский храм. Мы не станем устраивать в своей душе суд над священнослужителями, которые нам чем-то не угодили, понимая, что это люди, облечённые благодатью Святого Духа и поставленные на служение Церкви, даже если их личная жизнь оказалась далека от идеала. Пусть этот священник в чём-то очевидно не прав, но мы твёрдо знаем, что Сам Господь его избрал и освятил Своею благодатью, и уже поэтому мы будем относится к нему с почтением и любовью. Всё, что так или иначе имеет отношение к Церкви, приобретает для человека значение священного, неприкасаемого, потому что напрямую связано с Богом. Ну а если этого чувства в нас нет, то уже не имеет значение, кем и для кого этот храм или монастырь был построен. В таком случае его можно с чистым сердцем закрыть, превратить в музей или же просто разрушить, а служителей храма, как людей, согласно логике большевиков, не приносящих пользы обществу, просто уничтожить. В наше время так лихо, конечно, уже не поступишь, но ничто не мешает об этом писать и говорить, устраивать митинги против возвращения Церкви храмов, сохранившихся от разрушения, обвинять Её в мыслимых и немыслимых грехах, или же копаться во внутренней жизни священнослужителей, стремясь найти в ней какие-нибудь пикантные подробности, чтобы потом разгласить их на весь мир. Причина всех этих явлений коренится в сердце человека, и если веры в этом сердце нет, как нет и благоговения и почтения ко всему, что связано с верой, то храм и священнослужители теряют для такого человека своё сакральное значения, становясь просто зданиями и людьми, открытыми для людского «правосудия».

Это же чувство определяет и отношение христианина к таким явлениями, как печально известные танцы на амвоне, селфи на фоне иконостаса, курение в храме или фильмы, в которых так или иначе очерняются судьбы людей, канонизированных Церковью. Такими вещами не шутят и не играют, даже если «очень хочется» или «этого требует искусство». Уже и атеисты знают, что «Бог поругаем не бывает» (Гал. 6:7), но для верующего человека неприемлемо никакое глумление над всем, что связано с Церковью и религией. И если у самих этого чувства святости нет и пока не предвидится, то нужно хотя бы быть почтительным, уважая веру других людей, что в принципе является общечеловеческой нормой, закреплённой в уставе ООН.

Мы все любим кидать камни в наших соседей-европейцев за их толерантность к однополым бракам, эвтаназии, отношение к эмигрантам, отсутствие веры и прочее. Страны Западной Европы не перенесли того ужаса гонений, которые не так давно испытала наша Церковь, но их вера угасла и без этого. Вера и религия просто стали никому не нужны и большинство прекрасных христианских соборов, представляющих собор подлинные шедевры архитектуры, ныне превращены в лучшем случае в музеи, рестораны и библиотеки. И произошло это не потому, что верующих выгнали из храма, а потому что сами эти храмы им стали не нужны, пропало отношение к ним как к святыням и их превратили во что-то иное. Всё хорошо, чисто и красиво, но только нет в этих храмах не собрания верующих, ни чтения Писаний, ни богослужений. А те прелести жизни, о которых было сказано выше и которые в ближайшем будущем рискуют уничтожить Европу, являются лишь следствием падения этого чувства святости. И мы все рискуем повторить их судьбу, если уже сейчас не изменим своего отношения к тому, что для нашей Церкви являлось и является святыней. А как Господь может наказать целый народ за кощунство и святотатство, мы и сами все прекрасно знаем на примере Великой отечественной войны.

Но в то же время чувство святости – это не то, что можно купить в церковной лавке. Это следствие живой и искренней веры, неразрывно связанной с милосердием к ближним и работой над собой. Оно не появится в сердце, если вся наша вера будет заключаться только в смутном воспоминании о Крещении, пережитом в детстве, и редких посещениях храма во время больших праздников. Это чувство приходит и растёт в нас тогда, когда мы твёрдо следуем за своим Спасителем Иисусом Христом, соблюдая все Его заповеди и пребывая в Его Церкви. Тогда любовь у Богу, которая неотделима от веры в Него, приведёт нас к благоговейному отношению ко всему, что связано с Его именем. И потому, чтобы не угасло в нас это чувство святости, нужно не превращать веру в хобби, а делать её главным содержанием своей жизни.

Роман Садовничий

Радоваться!

РАДОВАТЬСЯ!

(fusion-впечатления разных лет с ремарками)

Что мне напоминает информационное пространство «Контакта» да и не только его? Море разливанное. Пустишься в путь с одной целью, вернёшься, понабравшись впечатлений часто совсем неожиданных, с этой целью не связанных. Как во времена преподобного Варлаама Керетского-то говорили? Кто в море не ходил, тот Богу на маливался 🙂 Волны такие со всех сторон, что про цель не всегда и вспомнишь. В общем, при входе в глобальную сеть, как на злоупотреблениях, лучше написать жирным шрифтом что-нибудь о вреде здоровью. Поэтому лучше прокладывать маршрут заранее, по ключевым точкам, чтоб не навернуться вдруг да водички солёной до смерти не нахлебаться…

ОК. Поразмыслю об одной такой точке. Это группа «Благовещенского Ионо-Яшезерского монастыря», созданная по благословению настоятеля в целях оказания помощи возрождающейся древней обители, которой сравнялось более 450 лет! Ну и посмотрим на это по-человечески, чтобы впечатления превалировали бы над цифрами, фактами и подзаконными актами :)))

х   х   х

Об этой обители я знала ещё со времени её возрождения, ориентируясь на краткие заметки в газете «Сретение» о том, что надо ей помогать. Т. е. ничего особо не знала, кроме адреса, куда деньги посылать :))) Однако, каждому овощу — наилучшее время. В ноябре 2013 года по Рождеству Христову я побывала в Шелтозере. С рабочим визитом, поэтому без особых ожиданий и сугубых чаяний. Надо было на местных идолищ любоваться в сугубо просветительских целях  — то еще удовольствие. Кроме того, лил дождь (в ноябре!), погода убивала всё настроение медленно, но верно. Единственное, что дарило надежду на вселенскую победу добра над непогодой, было подворье Благовещенского Ионо-Яшезерского монастыря.

Сам преподобный Иона, основавший обитель, был человеком для нашего времени удивительным. Например, тридцать лет молчал. Уже слышу неконтролируемый возглас «Неужели?!» Или вот нужно было братии рыбу ловить — взял и вручную выкопал канал между озерами, будучи настоятелем, важной персоной, если разобраться по современным понятиям. Прожил более ста лет. И все эти годы — в непрестанном труде, не питая интереса к отпуску, пенсии и сокращенным рабочим дням перед государственными праздниками. Всю жизнь питался «небесными брашнами», утешался молитвой. А в общем-то, чему удивляться, если речь идет о прилежном ученике преподобного Александра Свирского, освятившего навеки карельскую землю беспрецедентной в новозаветные времена встречей с Пресвятой Троицей? 

В тот день на подворье нас встретил не менее удивительный иеромонах. Т. е. он появился в пейзаже, и тот перестал угнетать серостью,  смурью и нестерпимой неприветливостью природы. Отец Прокопий (я потом по картинкам в интернете идентифицировала, кто это был) показал нам «хозяйство», давая каждому архитектурному объекту исчерпывающую характеристику в трех словах, одно из которых обязательно вызывало улыбку. Речь, основная визитная карточка homo sapiens, выдавала в нём человека Божьего. Это такой разряд людей, которые хотя и живут на земле, но носят в голове небесные мысли, и имеют привычку молиться.  Причем я сейчас не елей здесь случайно разлила, а перечислила обыкновенные качества рядового христианина. То, что мы массово — не люди Божии и не молитвенники, лучащиеся счастьем от близости Христа, — это наша проблема. Посему граждане, вырвавшиеся из противоестественного состояния в естественное и сотворившие должное, для нас — реальные светильники во мраке повседневности. Даже посреди ноябрьской непогоды. И такие были, есть и будут, слава Богу за них!

Наиболее часто употребляемое священником в речи слово было «радость» и однокоренные к оному. Я теперь к радости как к чему-то терапевтическому отношусь. Принимать пять раз в день по столовой ложке перед едой. Потому что даже среди христиан, которым в уши неоднократно влетало «Христос Воскресе!!!», радостных — не орды, не орды… Тут в Важеозерский в декабре паломничали, где отец благочинный восклицал всё: «Вы представляете, существуют молодые люди, которые уже унывают?! Я удивлён». Так представляем. Лично знакомы и, что называется, соучаствовали. И ничего сверхудивительного здесь нет. Откуда радости взяться, если люди Христа не знают, её Источника? Или бегают от Него, как сайгаки от браконьеров? А на суррогатах далеко не уедешь. Только если в кабак или наркопритон. Ладно, не будем о грустном. Вернемся в описываемое время и место.

В общем, погрелись мы рядом с батюшкой и отправились восвояси. В дороге я набросала несколько строчек:

Чтобы любовь проснулась,
Надо приехать сюда,
Где красные отсветы скал
И серых домов кружева,
Где Божий фонарь — монах —
Дарит тепло и свет —
Светит в ноябрьском ливне
Так, что хочется жить.
Хочется жить и любить
Черные баньки и лес,
Столетних старушек,
Сажающих астры и репу,
Глину дорог,
Вспорхнувшие ввысь кресты…
Душа тосковала по этому.
И умирала поэтому.

х  х  х

Жизнь — явление, тяготеющее к репризам. Поэтому неудивительно, что однажды, несколько лет спустя, я вновь оказалась в том же месте с теми же людьми и с тем же рабочим визитом. Отличие было одно — я уже знала, откуда берётся радость. На этот раз отец Прокопий сиял при майском солнце, словно отполированный обнаженный меч, что вполне объяснимо, исходя из прямого значения его имени:) Он отслужил молебен преподобному Ионе Яшезерскому. Поскольку на большинстве присутствующих была военная форма, отец Прокопий говорил о воинстве небесном и земном, как важно работать над здоровьем духа, а потом уже и тела. И опять все по-телеграфному точно, ни одного слова мимо. На молебне царила общая радость. Было полное впечатление длящейся в эти дни Пасхи: когда Небо отверсто и ангелы подпевают. После мы стояли и улыбались одному и тому же. Наверное, это называется духовным родством, когда незнакомых людей по всему земному шару и во все времена объединяет Христос.

х  х  х

И, в общем, вы уже поняли, что «сюда ходи, туда не ходи». Т. е. можно вполне себе коротать досуг душе на пользу, читая группу «Благовещенского Ионо-Яшезерского монастыря», о которой не было сказано ни слова :))) Такой вот хитроумный PR. А чтобы польза душе была реально закреплена в вечности, можно внять призыву о помощи древней обители. А то ведь «уже сейчас очевидно, что если не принять экстренных мер по оказанию помощи этому монастырю, до своего юбилея он точно не доживет. Просим Братьев и Сестёр молиться о спасении многострадальной обители. Будем признательны за любую помощь! Более подробная информация о монастыре — на сайте обители по адресу: http:// www.yashezero.ru». Еще одна точка на информационном маршрутном интернет-листе, кстати.

Да, а этот текст, пожалуй, я заканчивать не буду, пусть продолжается, как Богу угодно…

Но с радостью!

Валентина Калачева

Не обманывайтесь: мученичество всегда современно

Мученики обычно ассоциируются с первыми христианами, пострадавшими за веру в гонения в Римской империи первых трех веков: великомученик Георгий Победоносец, великомученик целитель Пантелеимон, великомученица Ирина – мы носим имена многих из них, им посвящены городские храмы.

Сейчас нередко можно услышать от верующих, что «мы уже не такие, как первые христиане», «мы грешные и немощные, ничего не можем», «дух угасает», и мы уже не способны на такие подвиги и чудеса веры, которые совершали христиане первых веков.

Между тем Собор Новомучеников и исповедников Российских явление современное: Церковь прославила в лике святых тех, кто отдал свои жизни за Христа во время советских гонений, начиная с 1917 года.

205cfc125b3afee7e4540ad48a3c3829Всего на сегодняшний день собор новомучеников составляют более 1700 святых. Среди них: Святитель Патриарх Тихон Белавин, Святые царственные страстотерпцы царь Николай и царица Александра, преподобномученица княгиня Елизавета, и др.

Они – как свидетели того, что никуда Дух не делся, Он по-прежнему пребывает в Церкви, и укрепляет верующих на подвиг. Дело не в том, что «мы не такие как первые христиане»,  а в том, что часто человек просто не хочет чем-то жертвовать ради Христа, ему просто комфортней  думать, что «дух угас».

Это праздник говорит нам о том, что мученичество за веру всегда современно. И сейчас можно пострадать за то, что ты почитаешь Христа Богом и соблюдаешь Его заповеди – вспомним хотя бы такие страны, как Сирия, Индия. И если даже гонения не везде оглашаются, или не приобретают массовый характер – это ничего не меняет.

3f0cd6ccdabaДаже у нас в современной России есть верующие, отдавшие жизнь за свою верность Христу. Вспомним хотя бы священника Даниила Сысоева, убитого прямо в своем храме после богослужения, за то что проповедовал в среде мусульман.

Поэтому мученичество всегда современно. И в день когда мы вспоминаем Новомучеников и исповедников Российских, каждый верующий должен задуматься о том, готов ли он быть со Христом не только во время благоденствия, но во время испытаний.  Или все же религия для него лишь увлечение, одна из сфер его богатой полноценной жизни.

Потому что может возникнуть момент, когда свою веру нужно будет подтвердить делом. Это не обязательно будет вопрос жизни и смерти – мы ведь исповедуем веру своими словами и поступками. Бывает,  надо сказать слово вразумления, или остановить клевету – и ты стесняешься.  Бывает, нужно совершить поступок,  дело веры – и ты не совершаешь его, боясь людского осуждения. Бывает, ты просто позволяешь себе отступить от  заповеди, идя на компромисс с совестью. А это тоже исповедание веры, просто на другом духовном уровне.

Поэтому, в праздник Новомучеников  исповедников российских, взирая на их подвиг, нужно честно задать себе вопрос: если я не готов последовать за Христом на Голгофу, то что я тут делаю?