Ежемесячные Архивы: Март 2017

Путевые заметки: Евангельские места две тысячи лет спустя.

Израиль называют Святой Землей, по ней ходил Сын Божий. Галилея и Назарет — земная родина Господа нашего Иисуса Христа. Здесь Он вырос, много проповедовал,  призвал апостолов, творил великие чудеса. Как выглядит эта земля сейчас и «помнит» ли она Христа?

Город Назарет

«Из Назарета может ли быть что доброе?» — искренне вопрошает будущий апостол Нафанаил (Ин. 1:46). Видимо тогда это был совсем небольшой бедный поселок. Сейчас это средних размеров город, населен в основном израильскими арабами. 70% из них мусульмане, 30% это арабы-христиане. Тем не менее, это самый христианский город Израиля, а также единственный в стране, где воскресенье является выходным днем!

Гора Фавор

Фавор — отдельно стоящая гора высотой  588 метров  в 9 км к юго-востоку от Назарета. Место Преображения Господня. Гора очень красива, окрестности весной утопают в зелени! Близлежащие городки также населены преимущественно арабами. Много мечетей, часто поют муэдзины, призывая мусульман на молитву… Но это не пугает, местные настроены приветливо. Вообще нужно отметить, что во всем Израиле люди очень отзывчивы и доброжелательны.

Склоны горы — заповедная территория, тут очень тихо и красиво. Природа заметно меняется, пейзаж становится ближе к северному. С высоты открывается потрясающий вид на окрестности.

На вершине находятся два монастыря: католический францисканский и православный греческий. Несмотря на обилие паломников и туристов, место спокойное, умиротворенное. Хочется остаться здесь подольше.

В 15-ти километрах от Фавора, ближе к Галлилейскому морю находится гора Карней Хиттин (Рога Хаттина).

Согласно древнему византийскому преданию, на этой горе Господь произнес Нагорную проповедь, то есть византийцы считали ее горой Блаженств. Вслед за ними так думали и крестоносцы. Греческое православное предание также считает склоны этой горы местом Нагорной проповеди. Но сейчас это место почти забыто, там пасутся коровы!  Возможно, это самое нетронутое из святых мест. На вершине есть о чем подумать…

Гора не очень высокая, но вид с нее открывается прекрасный, уже виднеется Галлилейское море.

На склоне стоит памятник. У подножия горы Хаттин 4 июля 1187 года произошло знаменитое сражение войск Салах ад-Дина и армии крестоносцев, закончившееся полным поражением последних. Место необыкновенное.

В семи километрах к западу от горы находится Галлилейское море. Современное его название — озеро Кинерет. В округе этого озера Христос больше всего проповедовал. Здесь Он ходил по воде, здесь Он запретил буре, здесь рыбачили апостолы. В это озеро кинулось с обрыва стадо свиней, после того как в них вошел легион бесов изгнанных Христом из бесноватого. Множество Евангельских сюжетов связаны с этими берегами.

Сейчас тут тоже можно встретить местных рыбаков. Почему-то приятно, что некоторые из них говорят между собой по-русски.

Вода очень чистая, водится карп. Берег чем-то похож на нашу карельскую Онегу… Чувствуешь себя как дома!

На берегах Галлилейского моря во времена Христа были города Капернаум и Вифсаида. В них проходила основная проповедническая деятельность Христа. Сколько чудес совершил там Господь! И, несмотря, на это – сердца старейшин народных, книжников и фарисеев, оставались ожесточенными: они упорствовали в своем неверии. «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня» (Мф. 11:23) — вот что Господь говорит им в итоге. Сейчас от них на самом деле ничего не осталось… Пустыри, поля, банановые теплицы и два маленьких монастыря.

Если поехать из Галилеи на юг вдоль Иордана, то в районе города Иерихон можно найти место где, как считается, произошло Крещение Господне.

Удивляет, что Иордан такая небольшая речушка. Также необычно, что на противоположном берегу уже другое государство — Иордания. Переплывать нельзя — нарушение границы! Еще не так давно попасть сюда было проблематично — приграничная зона и минные поля . Сейчас же вся инфраструктура налажена, много паломников со всех стран, можно окунаться.

Вообще в Израиле и Иерусалиме такое обилие святых мест и реликвий, что порой даже смущаешься от их количества. Множество людей приезжают сюда для поклонения святыням. Но упаси Бог нас искать в этом каких либо состояний, эмоций и переживаний, пусть даже возвышенных.

Побывав на Святой Земле, в этих благословенных местах, все-таки  понимаешь, что для спасения души не так важно где ты живешь и где бывал. «Везде сый и вся исполняяй» — Господь «внутрь нас есть». Так будем же искать Его, прежде всего, в своем сердце!

____

Кирилл Сапов, по материалам путешествия по Святой Земле в марте 2017 года.

Молодежный отдел Петрозаводской и Карельской Епархии

 

МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ СКАЗКУ СДЕЛАТЬ БОЛЬЮ

Начнём со сказки.

«В некотором царстве, в некотором государстве стояла чудо-больница — большая, светлая, красивая и, главное, отлично приспособленная под чаяния народные в сфере здравоохранения. Радовались люди сто лет,  а потом налетела ураганом сила вражья, явно вирусной этиологии, министра здравоохранения уничтожила,  все больницы в царстве разорила — какие до руин низвела, какие пожгла, какие под склады-мастерские-скотобойни приспособила. Медперсонал весь по лагерям, по тюрьмам отправила, хотела на корню адептов Гиппократа извести, чтоб духу их ненавистного не осталось! А с некоторыми и вообще не церемонились  — в операционных да процедурных в расход пустили, прямо на рабочем месте, не стесняясь пациентов.

Мрак настал в царстве на многие десятилетия, пока наконец не одумались люди — болезни-то в связи с ликвидацией больниц не вывелись, а наоборот, прогрессируют, народ тысячами выкашивают. Сумасшедший дом в царстве настал — то в одном месте эпидемия вспыхнет, то в другом — массовое вымирание. Стали потихоньку больницы обратно из руин восстанавливать, новые строить. Врачей к работе подключили — больницы ж ваша вотчина, вот и стройте, не баре чай, не растаете. А кто старое помянет — тому глаз вон. Или оба. В зависимости от красочности и достоверности мемуаров.

Вспомнили и про ту самую чудо-больницу — её в своё время ломать не стали, уж больно хороша, музей открыли медтехники. Осмотрели её зорким взглядом, прикинули, посчитали и разрешили врачам время от времени там практиковать. А когда врачи с пациентами намекнули, что нецелесообразно такое приспособленное здание в качестве музея эксплуатировать, и вообще странно, когда по операционным люди прогуливаются, когда им в голову взбредет, и делают, что пожелают,  им возразили: «Ишь, хитрые какие! Кто эту больницу строил, а? Врачи, что ли? Нет, её строил народ! А для чего он её строил, чтоб вы лечили, что ли? Нет, для красоты! И потом музей у нас тут профильный! Нечего лица кривить! А то ведь можем вообще всё обратно переиграть и музей шаманизма тут сделать! Народу без разницы! И там лечат, и у вас лечат! Сила ночи, сила дня — одинакова фигня!» И — понеслось…»

В общем, сказочница из меня некудышная, но именно эта аналогия напрашивается, когда  начинаешь погружаться в ситуацию, сложившуюся вокруг Исаакиевского собора, врачебницы духовной. Вопрос юридический на глазах приобрёл ярко выраженный «кассовый» характер. По закону правом собственности на собор может обладать только государство, Церкви нужно закрепить право пользования, причем своим культовым сооружением, у неё же отобранным. А страсти кипят, как будто Бог знает что там православные собираются учинить. Как минимум, создать долговременное фортификационное сооружение, окруженное тремя рядами колючей проволоки, наружным рвом, обстреливаемым продольным огнём, не иначе.

Чтобы рассеять все сомнения, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 17 февраля сего года сделал заявление на заседании Высшего Церковного совета. Оно было растиражировано повсеместно, разве что только в руки не роздано на остановках общественного транспорта. Смотрите, граждане свободной России, и не говорите, что вы не видели! Святейший Патриарх добуквенно разъяснил позицию Церкви, развеял все сомнения по поводу «отнять и спрятать» и заметил: «Создается впечатление, что сегодня тема передачи Исаакиевского собора волнует не столько доброжелательных критиков возможной передачи, сколько тех, кто пытается тему передачи использовать исключительно в политических целях. Я попрошу всех — и власть имущих, и общественность, и народ наш — именно так воспринимать эти протестные действия. Мы живем в условиях политического плюрализма, люди выражают свои точки зрения на то или иное событие, которое происходит в государстве, в обществе. Очень часто эти точки зрения являются политически ориентированными. Такова реальность. Но передача Исаакиевского собора Церкви в принципе не должна была бы быть причиной для политических протестных выступлений». Ну и что? Вняли? Нет, тут же обрушились с критикой «да кто он такой, чтобы нас учить?». (А не выступил бы, воскликнули «да почему ж он отмалчивается?») На все доводы звучит словесное среднее арифметическое —  «мол, даже если всё и так, то где гарантия, что Церковь не отожмёт у музея Исаакий, а государство впоследствии не смолчит, у них же всё вась-вась?»

Налицо генетический страх рабского народа. Ведь забрало же государство однажды у Церкви всё, что можно, и создало прецедент. И деньги наши обнуляло не раз. И паспорта отбирало. И чего только не делало! Поэтому доверия не будет нигде, никогда и никому, как в тюрьме. Пророк Моисей сорок лет водил народ по пустыне  —  до тех пор, пока не умер последний, тяготевший к мясу из египетского рабского котла. Может, и нам несколько лет потерпеть осталось, чтоб изжить из себя страх и поверить, что всё по воле Божией, безотносительно к аргументации. А пока в богатейшей духовно стране, на святой земле люди не слышат друг друга и готовы на тряпки порвать только потому, что здание Исаакиевского собора  должны на 49 лет передать в безвозмездное пользование Русской Православной Церкви. Православный собор передать Православной же Церкви. Да еще и на ограниченный срок. Да под присмотром государства. То-то ужас!

И это уже не сказки. Это наша общая незатихающая боль.

Валентина Калачева

Испытание любви

В Интернете активно обсуждаются «исповеди бывших» — новый жанр церковной критики или публицистики — смотря как посмотреть. Хотя как не гляди, эти опусы не могут оставить равнодушными думающих христиан. Для какой аудитории пишутся эти истории и как к ним относиться? Публикуем подборку материалов авторов ресурса «Юродiвый Петрозаводск» на эту злободневную тему.

Часть 1. ИСПЫТАНИЕ ЛЮБВИ

Когда читаешь публикации, которые в последнее время всё чаще появляются в различного рода СМИ, посвященные проблемам нашей Церкви, порой диву даёшься, как много внимания уделяется религиозной жизни! Только это не то внимание, с которым врач обращается к своему пациенту, а больше похоже на любопытство, на желание вывернуть наизнанку всю внутреннюю жизнь Церкви и справедливо обличить её перед всем обществом — неважно, верующих или неверующих людей.

Церковь есть действительно живой организм, «тело Христово», в котором правда Божия тесно переплетена с недостатками и пороками, не чуждыми ни для кого из нас. И поэтому в Ней можно увидеть примеры и как высокой святости, так и самых сильных падений. Так было во все времена, так будет и до самого Страшного Суда. Но умаляет ли это значение и призвание Церкви?

Уже во втором веке, когда прошёл первый виток гонений на христиан, когда ушли из земной жизни все Апостолы, а так сильно всеми ожидаемого Второго пришествия Христова не произошло, Церковь столкнулась со всей реальностью жизни, главная составляющая которой – это грех. И грех не только язычников или агностиков, а грех самих христиан. И для того, кто хотел видеть в Церкви исключительно святых, это стало настоящим искушением и привело к ереси и расколу. Но Церковь смогла осознать, что значит для Неё личный грех каждого её члена, и выстояла в этом испытании. Как сказал преподобный Ефрем Сирин: «Церковь – это не собрание святых, а толпа кающихся грешников». Но при этом каждый из нас призван к святости, просто идём мы все к ней с разной скоростью.

Увы, нам не избежать и дальнейших подобных «открытий» греха внутри Церкви. Далекого ходить не надо – достаточно повнимательнее посмотреть на свою собственную жизнь. Но это должно приводить нас не к цинизму, всеобщему обличению и осуждению Церкви, а наоборот, – к состраданию и сопереживанию греха какого-либо епископа, священника или мирянина как своего личного греха и падения, как свою личную боль, потому что это есть отражение нашей любви к Богу и Его народу, Церкви. «Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор. 12:26). Поступать нужно не как правоверные иудеи, желавшие побить камнями блудницу, а как Христос, прощая ей её грехи. Если эта любовь будет в нас, верующих во Христа, и в первую очередь любовь к тем, кто близок к нам по вере и с кем мы соединяемся за одним столом Сионской горницы в Таинстве Евхаристии, то Церковь действительно сможет реализоваться как «союз веры и любви» и явить себя миру как подлинное «Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1).

ЧАСТЬ 2. ЗАЧЕМ ИМ ЦЕРКОВЬ? А НАМ? 
Уроки «бывших»

Волна «исповедей бывших» плещется в информационном пространстве так, что с ног сбивает. И захочешь отгородиться от неё хоть пятиметровым забором, всё равно солёной водичкой умоешься, не сомневайся. Не перевёлся у нас разряд тем, которые даже утюгом в качестве трансляционного аппарата поддерживаются, чего уж. Не хочу рассуждать о том, чем это плохо, а лучше сосредоточусь на том, как здорово Господь умеет всякое зло заставить послужить добру.

«Чего ж тут может быть хорошего? — подумает благочестивый читатель. — Таинство вон и то профанировано. Не говоря уже о тоннах помоев, еженедельно выливаемых в Интернет под лозунгом «Мать Церковь — проститутка». Так-то оно так, но некоторые вопросы, остро поставленные в этих публикациях, не лишне задать себе. Я бы остановилась на очень актуальном, на мой взгляд: «Зачем им Церковь?» Так провозгласил корреспондент, анализируя ситуацию с «бывшими». При беглом взгляде создается впечатление, что люди искали в ней комбинат религиозно-бытовых услуг, психологический комфорт, личностное самосовершенствование, волшебный Китеж-град, ежедневное питание для своего очарования «прекрасным далёким», любовь и внимание к себе, т.е . если коротко, — им было важно поиметь, а не послужить. «Я ждал, хотел, а мне не дали!». Про Христа там и речи не идёт. Он вообще — Лицо факультативное на фоне зажравшихся архиереев, злых монахинь и несговорчивых настоятелей. Евангелие вообще воспринимается книгой для обслуживания личных интересов. Чтоб там на него опираться, как, допустим, преподобный Диодор Юрьегорский: постоянно ото всех побои сносить, поджоги терпеть, клевете внимать и молиться за обидчиков, — даже рядом не стояло. Ведь «мне должны» все. Мы ж гражданское общество строим, причем здесь Нагорная проповедь?

В Церкви видят всё, что угодно, кроме Тела Христова, — и верхи, и низы. Это и воспитательное учреждение, и просветительский центр, и социальная служба, и кормушка, и организация с карьерной лестницей, и религиозный кружок по интересам… И когда человек, питаясь этими взглядами, попадает в мясорубку (почему — об этом ниже), он начинает истерить. Публицист Андрей Десницкий пишет: «Если людям больно — они кричат, и этот крик никогда не бывает беспристрастным, взвешенным и объективным. Если им зажимают рот, пусть даже «блага ради церковного», — крик копится внутри и однажды обязательно прорывается наружу». А мы, наверное, вслед за святыми отцами широчайшего спектра, догадываемся, что, говоря о душевных страданиях, больно-то бывает не всегда из-за Церкви, а чаще, из-за собственных страстей, которые тебя на части рвут. Человека ранят не обстоятельства, а мысли о них. Если б это было не так, то представляете, какую «исповедь бывшего» мог бы накрапать, например, святой Максим Грек, сидючи в казематах? А он на стене темницы «Канон Божественному и покланяемому Пресвятому Духу Параклиту» (Утешителю) изобразил. Или ему так сладко там сиделось? Прямо как нам перед компьютерами, которые не успели отобрать жадные до материальных ценностей священники?

Понятно, что мы не в райских кущах живём, и церковная реальность нам не с Марса прислана, а возделана нами же, выходцами и нашего же общества. И мшелоимство есть вокруг, и стяжательство, и злоупотребления властью, и сребролюбие, и чревоугодие и весь «Список грехов для подготовки к исповеди». Чего ж делать? Святая Церковь находит средство и для этого. Как апостол завещал — «непрестанно молитесь» (1Фес. 5, 17). Нам целый Бог в помощь. И Имя Тому Богу — Любовь. Допустим, переступив порог какого-либо храма, я неоднократно получала широкое досье на весь клир. Я не спрашивала об этом, потому что мне уже до смерти ближе, чем до рождения, а это сильно сказывается на жизненных интересах. Ну, помолишься о «заблудших» и ладно. Отмечу только, что у меня всегда — подчеркну, всегда — складывались добрые отношения с «жадными», «жестокими», «гордыми», «злоречивыми», «наглыми» и прочими. И не потому что они резко перевоспитывались в моём присутствии (а это еще большой вопрос, нужно ли им было перевоспитываться на самом деле), а потому что Бог так устраивает. И Господь меня берег настолько, что мне «исповеди бывших» кажутся рассказами из сферы ненаучной фантастики. Потому что молитвой можно двигать не только горы, но и сердца человеческие. Верю в это непреложно двадцать три года подряд, с тем и умереть надеюсь.

Резюмируя неровные строки, замечу — «бывшие» порождены, в основном, тремя причинами, которые были вскрыты их «исповедями» для нашего назидания: когда в Церкви ищут не Христа, а себя; когда надеются не на Христа, а на себя; и когда любят не Христа и ближних, а себя. Поставить бы всё с головы на ноги…

Помоги, Господи!

ЧАСТЬ 3. ИНТРИГИ, СКАНДАЛЫ, РАССЛЕДОВАНИЯ

Сидят старушки на завалинке, судачат о соседях, знакомых, просто прохожих. Одни подружки болтают по телефону, обсуждают других подружек, а заодно и мужей с детьми. Мужики за кружкой пива сетуют на начальство, разбирают успехи и неудачи приятелей и коллег. А в целом это явление называется СПЛЕТНИ. Угадайте, кто человек их распространяющий? Правдоруб? Смельчак? О, нет! Кажется, его всегда называли СПЛЕТНИКОМ, а в некоторых случаях не самые тактичные люди — стукачом.

Когда заканчиваются новости о хорошо и малознакомых людях, когда все кости вымыты с мылом, прополосканы до белизны и высушены до хруста, на выручку приходят СМИ. Популярные «звезды» разной величины обнажают на персональных бумажных и электронных страницах подробности своей жизни, избавляя страждущих сплетников от молчания. «Желтая» пресса для того и нужна. Поэтому меня всегда забавлял один популярный журнал с ТВ-программкой, продающийся на каждом углу. Несмотря на приличный объем, лично мне в нем читать было решительно нечего.

К слову сказать, на смену слышанья сплетен от других, приходит желание этих пикантных новостей. Почти всякая болезнь в человеке развивается постепенно. Активный поиск новых слухов становится болезненным, зудящим. Жизнь выглядит пресной, если она не приправлена этой отравляющей душу дрянью.

Сегодня мы становимся свидетелями зарождения нового жанра — ЦЕРКОВНОЙ СПЛЕТНИ. И ясное дело, что сплетня — для сплетника. На «шведском столе» информации каждый находит еду по себе: сплетник разыскивает сплетен. И даже не то удивительно, что среди неверующей аудитории по временам поднимается негодующий перст с восклицанием «Доколе?!» Сами верующие с удовольствием становятся распространителями и рекламными агентами как жанра церковной сплетни, так и отдельных пикантных фактов.

Я не ставил в этой заметке задачи разобрать выносимые на суд общественности события, а хотел лишь отметить суть этого явления. Действительно, надо не оставлять молитвы — вместо распространения слухов, лучше помолиться за бедных людей. И никогда не стоит забывать, что главное сокровище Церкви — Христос, лично ради Вас прошедший смерть и Воскресение, чтобы мы следовали за Ним. А закончить хочется словами Виктора Робертовича: «Следи за собой и будь осторожен!» И просьбой: «Люди, не будьте сплетниками!»

Роман Садовничий, Валентина Калачева, Виктор Семенов
адрес группы «Юродiвый Петрозаводск»: vk.com/u_ptz